Живая практика: Психосоматика аллергии. Осознание и восстановление

 

 

Я здесь буду рассматривать практику работы с отечными проявлениями аллергии - отёкшие части тела, в основном, глаза, нос и рот. Кожные проявления (дерматиты, нейродермиты) в этой статье я не рассматриваю. Естественно, речь пойдет о психосоматике аллергии, то есть о том, какие переживания, стоят в основе аллергических проявлений. 

 

Аллергия - это сверхсильная (неадекватная, с точки зрения большинства людей) реакция организма на какое-то вещество.

 

В целом про содержание биологического конфликта, вызывающего аллергию, я уже писала несколько лет назад. С точки зрения Биологики, это биологический конфликт контакта с чем-то, с чем контактировать не хочется. О чем конкретно может идти речь, вы увидите в примерах. Для того, чтобы тело активировало симптомы аллергии, нужно прожить драматичную, нерешаемую ситуацию, связанную с расставанием, потерей, нежелательным поведением, неприятным контактом с кем-то или чем-то. 

 

Аллерген в данном случае является тем, с чем мозг путает истинный отторгаемый объект. Именно поэтому организм при аллергии реагирует защитной реакцией на безвредные по сути вещества. В аллергии имеет место ответ тела на болезненные переживания и желание с ними больше не сталкиваться. Эти болезненные переживания происходят в определенной обстановке, яркой частью которой является аллерген. Именно поэтому и происходит подмена – аллерген в дальнейшем ассоциируется с болезненными переживаниями и организм начинает отторгать его вместо переживаний. Сам предмет переживаний при этом вытесняется. Иногда аллерген может ассоциироваться с объектом болезненных переживаний сам по себе, не потому что он был частью антуража этих переживай, а потому что он ассоциируется с источником переживаний. Тоже увидите на примерах.  

 

Важно еще то, что практика показывает связь аллергии человека с болезненными переживаниями его родителя, чаще мамы. Мама, конечно же, не хочет вреда своему ребенку (наоборот), но ребенок чувствителен к ее боли, ее страхам, тревогам, и это становится частью, картиной его внутреннего мира. Часто все это относится к программирующему биологическому конфликту. Сама биологическая программа аллергии может дать о себе знать гораздо позже, когда ребёнок (иногда уже совсем взрослый) столкнется с тем, что напомнит мозгу о драматичных переживаниях, которые мама хотела избежать (перенятый у мамы образ ситуации). Иногда для этого достаточно контакта с аллергеном. 

 

В процессе практики я обратила внимание на некоторые интересные закономерности, которые наблюдаются из раза в раз при работе с аллергией.

Я опишу пару случаев практической работы, из которых, на мой взгляд, можно вынести максимальную пользу и понимание процесса. И дальше я обобщу материал и подведу итоги.  

 

Я работаю с использованием знаний Биологики, методов эмоционально-образной терапии, а также при необходимости трансгенерационных методов и других техник работы с ощущениями, чувствами, мыслями.

 

Эмоционально-образная терапия предполагает использование в психологической работе образов как индикаторов эмоционального состояния, стоящего в основе симптома болезни. Работа происходит с эмоциональным состоянием, а образ, во-первых, как индикатор дает информацию об изменении этого эмоционального состояния, а, во-вторых, дает дополнительную информации о контексте возникновения страдания и симптома. В процессе происходит анализ симптома, выдвижение и проверка гипотез эмоциональных причин возникновения симптома, а также поиск решения. В этой статье я не буду разбирать процессы работы подробно, это ее перегрузит, я расскажу, какие гипотезы возникновения симптома прошли проверку и нашли решение.  

 

У традиционной медицины своя, строго определенная цель в этой сфере, с которой врачи прекрасно справляются – снять симптомы, помочь человеку комфортно и безопасно проживать аллергическую реакцию. Восстановить же себя полностью может только сам человек. Иногда восстановление происходит спонтанно в силу того, что конфликт завершается. Иногда для этого надо приложить усилия.  Я не единожды получала обратную связь о том, что у человека проходила аллергическая реакция, когда он даже просто читая статью, сам прорабатывал биологический конфликт. Для этого я и пишу все эти материалы.

 

Итак, случаи:

 

Случай 1. Екатерина, 45 лет. Аллергический конъюнктивит

 

Аллергия уже 7 лет, с апреля по июнь каждый год, краснота, отеки и зуд в области глаз

 

Анализ образа аллергии (две красные точки) показал, что эмоциональной причиной этой биологической реакции было чувство раздражения, агрессии, непринятия некоторого мужского поведения, которое шло от мамы. Три опыта отношений оставили чувство грязи, мерзости, ощущение использования, «лучше бы этого не было» - с одной стороны – и «почему я не видела очевидного дерьма» - с другой стороны. Изначальная злость, обида, гнев на мужчин перешел в аутоагрессию и аллергию на себя, то есть на свою влюбляющуюся в мужчин часть: «я лоханулась, лучше надо смотреть и выбирать партнеров». Интересно, что драма с последним партнером, после которого впервые появился симптом, имела место именно весной.

 

С системной точки зрения, за этими переживаниями стояла программа, полученная от мамы в отношениях с папой: «если бы это был другой мужчина, все этого дерьма в моей жизни бы не произошло».

 

Решение, как и внутренний конфликт, лежало в двух местах: программирующий конфликт решался в родительской семье, запускающий – в отношениях с мужчиной. 

В родительской семье было принято решение вернуть маме программу «мужчина не может сделать меня счастливой, обеспечить безопасное «гнездо», он только меня использует», а также вернуть родителям вред, который ребёнок прожил из-за этого отношения. Также Катя возвращала маме образ того, каким должен быть мужчина, чтобы удовлетворить маму. Этот образ Катя несла в своей жизни и ждала от мужчин. В отношениях с мужчинами Кате нужно быть увидеть эти отношения своими глазами: выразить невыраженный до этого гнев, отпустить образы обид на мужчин, которые она носила в своем теле, вернуть себе свои ожидания и эмоциональные инвестиции, которые Катя в мужчин сделала. 

Можно было это все сделать в рамках одного конфликта, то есть одного контекста – через образы родительской семьи или образы только Катиных мужчин, но процесс здесь шел в обоих контекстах, собирая недостающие пазлы. В итоге Катя смогла сказать своей части (той внутренней Кате), которая была связана с образом симптома, что больше не будет пачкать ее чужой грязью, разрешает ей быть собой и проживать свои чувства. 

 

Эта аллергия была попыткой избежать «маминого» разочарования в мужчинах, непринятие некоторых мужских черт характера, с одновременным невыраженным гневом на них. 

Весеннее цветение, то есть аллерген, был тем, что мозг путал с реальным объектом переживания.

 

 

 

Через неделю Катя написала, что с момента консультации проявлений аллергии не было. На момент написания статьи результат сохраняется. 

 

 

 

 

 

 

За аллергией на орехи также очень часто я наблюдала аллергию «мамы на папу». Или папа вел себя так, что мама не чувствовала себя счастливой (грубил, не слушал, был холодным, необязательным и пр.), или в семье к папе не было уважения (не зарабатывал, не заботился, не брал ответственность и пр.). 

Механизм тот же: аллергия – это не попытка избежать «мамину» боль от папиного поведения, через отторжение и раздражение проявлений папы в себе. Орех – это то, с чем мозг ассоциирует мужское. 

Решение находится в сфере принятия – папы, папы внутри себя, мужских проявлений в себе, и возврат маме маминой тревоги за себя и силы позаботиться о себе. 

 

За аллергией на рыбу видела аллергию на свою слабость, невозможность противостоять, зависимость и тревожность. За этим наблюдала родовые и материнские динамики бессилия и смертельной опасности. Предполагаю, что рыба ассоциативно связана с зародышем, слабой частью, но это предположение.

Работала два раза, результатов не знаю, так как люди не решаются попробовать рыбу, что также свойственно особенностям личности с этим симптомом. 

 

 

Случай 2. Мальчик Гриша, 6 лет. Сезонная аллергия на цветение (разговаривали с мамой)

 

У Гриши аллергия второй год, проявилась весной, внезапно в 5 лет. Отек носа и глаз.

 

В процессе работы выяснилось, что аллергия была биологической реакцией на потери и тревоги, которые проживала мама. В подростковом возрасте она похоронила своего папу. Непосредственно перед беременностью Гришей муж мамы (отец ребенка) уходил к другой женщине, которая проявлялась и в период беременности Гришей. Также мама переживала всю беременность, все ли в порядке с ее сыном, а непосредственно перед появлением аллергии, мама переживала за Гришу, так как была беременна его братом и не знала, как, на кого оставит старшего сына и как он это переживет. Мамино тревожное состояние было фоном этой аллергической реакции ребенка.  

 

В процессе работы стало очевидно, как Гриша устал от тревог мамы, как ему хотелось успокоить ее. Мама все это подтвердила, сказала, что постоянно переживает за ребенка, теперь уже за его состояние здоровья, но и без симптомов было много тревог. Она сказала, что сейчас сын уже сам придумывает себе болезни и поддерживает свое недомогание на маминых глазах. При этом часто повторяет ей: «Мама, я в порядке». То есть ребёнок хочет выпросить у мамы разрешение «не быть в опасности». Рядом с отцом сын внутренне чувствовал себя спокойнее, но тянулся к маме, копируя ее тревоги. 

Было очевидно, что мама и сын втянуты в какую-то общую «игру», смысл которой открылся позже. 

 

Используя методы эмоционально-образной терапии, и мне, и маме стало очевидно, что сын замещает для мамы ее папу. Это стало очевидно, во-первых, через образы «привидения», которое «находилось в другом мире, но маячило рядом с ребёнком», во-вторых, через страх смерти ребенка, в-третьих, через поведение Гриши, которое он демонстрировал рядом с мамой: он успокаивал маму, жалел, гладил по голове, то есть вел себя не как ребенок и даже не как партнер. Мама рассказала, что потеряла своего папу, когда была подростком, это была трагедия, которую все проживали тяжело, в частности, мама мамы, в связи с чем молодой девушке было сложно отреагировать все свои чувства и они были вытеснены, чтобы не волновать ее маму. Внутри девушки остались неотреагированные чувства потери, которые очевидно были перенесены на сына.

Похороны отца мамы проходили весной, когда «все пышно цвело» (мама вспоминала это со слезами на глазах). И здесь мы наблюдаем, как мозг путает аллерген с истинным источником отторжения - опасностью потерять. За поллинозом ребёнка скрывалась «аллергия мамы на потерю», которую сын проживал за маму как страх цветущей весны, в которой мама потеряла своего отца.  

Анализ образа симптома ясно показал, что образ аллергии принадлежит маме, и мама забрала его себе.  Здесь видна системная тенденция – маленькие дети проживают внутренние конфликты родителя, и часто психологические конфликты мамы во время беременности становятся биологическими конфликтами плода.

 

 

Решение было в том, чтобы:

 

1.         Мама забрала у Гриши свои нерешенные переживания, что мама с удовольствием сделала. Мама забрала себе задачу прожить и отпустить весь драматичный опыт и снова наслаждаться цветами и весной.

 

2.         Мама привела в порядок естественную иерархию в семейной системе, отделив образ отца от сына. Она сказала сыну, что она здесь большая и теперь сама со всем справиться, Гриша ей для этого не нужен, он может оставаться ребёнком, заниматься своими делами и быть в полном порядке.

 

3.         Мама дала сыну предписания, что весна и цветы безопасны, что они для красоты и она разрешает теперь цветами наслаждаться и радоваться им.

 

 

 

На момент написания статьи восстановление было частичным, встречи продолжаются. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Случай 3. Даниил, 20 лет. Аллергия на кота

 

 

Очень похожая ситуация наблюдалась с аллергическим конъюнктивитом у мальчика-подростка на кота. У него воспалялись и сильно зудели глаза. Его мама во время беременности узнала о болезни своего папы, очень боялась за него и одновременно злилась на то, что папа был слаб настолько, что потерял здоровье, но продолжал пить. Она видела его слабость и не хотела ее принимать. Кроме того, также во время беременности она переживала похожий конфликт с мужем, который мог выпить или проявить свою слабость. Эта реакция ассоциировалась с отцом. Мама плакала по этому поводу, хотела сильных мужчин рядом и продолжала хотеть дальше – это она осознала при исследовании ситуации.    

 

Мальчик всегда был привязан к дому, к папе и маме, разлуки давались ему тяжело, он чувствовал свою слабость и старался держаться сильных родителей. И в этом уже прослеживались «мамины слезы». Кроме того, у него была своя короткая история с котёнком, которого он притащил со свалки домой. Родители его не приняли, и папа унес обратно. Со словами «кто будет следить, ты очень маленький, тебе нельзя доверять, все ляжет на нас». «Все было сказано мягко, но посыл прошел такой». Мальчик плакал, но смирился. Уже в то время у него нашли в крови сильную реакцию на кошек, то есть организм уже выдавал отторжение кота как источника, с которым были ассоциированы переживания «тебе нельзя доверять, ты слишком маленький». Плюс сын в то время от врачей получил предписание «коты опасны». 

 

Но через несколько лет, когда мальчик подрос и симптомы поутихли, родители все же решили исполнить мечту и купить сыну кота. Он был рад. Через какое-то время аллергия все же началась.

 

Мама попросила с ним поработать.

 

В основе этой биологической реакции снова был мамин опыт и «аллергия мамы на слабость, мужскую беспомощность, неспособность справляться».  

 

Нежелание сталкиваться с проблемами ребёнка, мужчин, неспособность выдержать это, 

нежелание соприкасаться со слабостью. Мамино раздражение на слабость ребёнок путает с раздражением на себя, то есть предписание «не будь слабым» ребенок ощущает предписанием «не будь рядом со мной» и у него внутри возникает та самая, типичная для аллергии, эмоция раздражения - на не принимающую маму и одновременно на себя. 

Сын неосознанно заботился о спокойствии мамы и одновременно раздражался на нее, вытесняя раздражение на себя. Кот словами врачей стал образом опасности, с которым ребёнок мог не справиться и показать маме свою неспособность справиться. Мозг путает кота с тем, с чем он на самом деле не хочет сталкиваться: маминым напряжением в отношении слабости ребёнка, маминой тревогой и отвращением. 

 

Решением было:

 

1.         Позволить маме самой разобраться со своими страхами, своими фрустрациями,  беспомощностью и позаботиться о себе самой. Снять с себя эту ответственность за маму.

 

2.         Осознать свой гнев и дать возможность ему выразиться. 

 

3.         Принять ту часть личности, которая может чувствовать слабость, бессилие, неспособность справляться с чем-то.  

 

4.         Осознать, что коты абсолютно безопасны сами по себе с ними можно спокойно играть, спать, контактировать. 

 

 

Очень хорошо помогает, если мама увидит во всем этом смысл и сможет сказать ребёнку: «Малыш, я вообще не страдаю. А если начну, я справлюсь сама. Без тебя. А тебя буду любить».

 

Если это невозможно или ребенок совсем взрослый, может помочь внутренняя фраза, обращенная к образу мамы: «Мама, я разрешаю тебе справиться со своей болью. Не такая уж она и необычная. Ты можешь ее решить и отпустить. А со мной все в порядке, коты безопасны».

 

Смысл, конечно же, не в словах, а во внутреннем ощущении, которое они вызывают, слова только соединяют с этим новым ощущением.  

 

 

В эмоционально-образной терапии есть такая технология, которая называется «возвращение вреда», когда человек в виде образов находит в своем теле вред, который ему кто-то причинил своими словами или действиями и возвращает его обидчику.

В случае аллергии эта технология тоже применима. Ребенок может вернуть маме ее аллергию, ее непринятие, ее раздражение, ее тревогу, а может вернуть и образ ее внутреннего ребенка. Если работает мама, еще проще – она может забрать свое себе и самой заняться распаковкой подавленных чувств той ситуации, которая родила тревогу, раздражение, непринятие и, как следствие, аллергию на какую-то ситуацию.

 

Через 3 недели мама сказала, что "проявлений аллергии вроде нет", но попросила пока не узнавать, чтобы «не сглазить» и получить устойчивый результат. 

 

 

 

Случай 4. Юрий, 38 лет. Сезонный аллергический ринит, аллергия на цветение, весна

 

 

Аллергия с раннего детства, отёчный, заложенный нос, зуд и покраснение глаз.

 

Анализ образа аллергии (цветной мячик) показал, что эмоциональной причиной этой биологической реакции было чувство раздражения, которое неосознанно вызывала у Юрия любовь, отношения, стремления. Это раздражение перешло во внутренний мир ребенка от мамы, которая всю беременность ругалась с папой и разошлась с ним, когда сыну было чуть больше года. То есть раздражение было впитано ребёнком на фазе программирования как часть и цена его жизни. Через 3 года у него появилась аллергия на цветение весной. Почему – не помнит, но вспоминает, что всегда относился к страданиям мамы с особым чувством, старался ее не волновать, переживал, когда у нее было плохое настроение, когда ей приходилось волноваться или быть недовольной его поведением, никогда не напоминал и не говорил о папе. Вспоминает, что любил папу, но не хотел волновать им маму. Сейчас с отцом нормальные, но отстроенные отношения, отец часто выпивает. Мама до сих относится к нему не одобрительно, считает, что он «дожил до седых волос и внуков, но до сих пор не понял, как быть хорошим отцом».  

 

В данном случае мама разводилась с папой весной. Весна также ассоциирована с болезненными переживаниями. У мамы была «аллергия» на разлуку, на поведение мужчины, раздражение на него, которое отягощалось разлукой мамы со своим отцом – ее родители тоже разошлись. Не удивлюсь, что и там была какая-то «весенняя история». 

 

Снова хорошо видно, что тело ребенка (как и в других случаях) отторгает весну, которую мозг путает с истинным источником отторжения – с разводом и с качествами мужчины, которые раздражали маму. В теле Юры раздражение мамы на папу стало собственным раздражением на боль мамы, на папу и на маму за развод, которое стало в итоге ауто-раздражением. 

 

Одним из обязательных пунктов для разрешения этого биологического конфликта расставания, как всегда, будет выражение этого гнева и отсоединение от проблем родителей.

 

Видите сходство с историей Гриши? Я их видела неоднократно. Я никогда не пытаюсь втянуть историю человека в какой-то контекст, самое эффективное – это чистое, безусловное исследование. Но этот контекст проявлялся сам неоднократно. 

 

 

 

Дополнительный материал про сезонную аллергию на цветение:

 

 

Случай 5. Николай, сезонная аллергия на цветение в августе  

 

Дополню предыдущие случаи еще одним из моей переписки  в Facebook: 

 

Н.: Подскажите, пожалуйста, хочу избавиться от сезонной аллергии. Читал на сайте об этом, несколько стрессов вспомнил в период перед появлением симптомов. Но с расставанием связан только один и он самый верный, я считаю. Как это осознать? 

 

Расставание было в 2003 году, мне было 10 лет. Моего любимого кота родители отдали бабушке с дедом, которые не любили котов. Моя мама была беременная моим братом. Животное отдали, чтобы оно не вызвало аллергии у малыша. Я бегал к деду почти каждый день проведать кота. Через пару недель родители сказали, что кот убежал. Я побежал его искать. Не нашёл. Было лето, жара, под окнами у деда все цвело и пахло, я как раз там, в зелени искал кота. Я очень расстроился, было чувство безысходности, непонимания, почему он убежал. Его так и не нашли. Аллергии тогда не было. Спустя 3 года мне родители сказали, что отдали кота, потому что у меня была на него аллергия. Но я помню, что они говорили другое вначале и аллергии не было, я пересмотрел фото с этим котом. 

 

Аллергия началась позже – в 13 лет. Когда мне сказали, что у меня аллергия и, скорее всего, на амброзию в августе, с каждым годом симптомы усиливались. Сейчас у меня уже не меньше 10 лет аллергия в августе, на что конкретно, я не знаю. 

 

Я: Все это очень похоже на причину аллергии. Но, возможно, есть ещё что-то, что запрограммировало на такие реакции до кота. В основе очень часто в бессознательном процессе проявляется что-то типа «аллергии мамы на папу или на любовь», какой-то опыт разлуки, боль потери, но не вашей, которую вы описали, с котом. Это может быть следствием.

 

Н.: О, аллергия мамы на папу, да и на любовь в целом, выглядит более внушительно.
Родители развелись, когда мне было 7 лет. Мама не выносила папу, любое упоминание о нем брала в штыки, я даже почти не говорил о нем с ней. На выходные с неохотой меня отпускали к папе. И так длилось до того, как родился мой брат. Я уже дорогу забыл к папе, времени не было. Но аллергии тогда тоже еще не чувствовалось. Мама просила меньше с папой видеться, так как он плохо влияет на меня.


Спустя пару лет после рождения брата она на удивление пошла на контакт с папой, остыла. У них стал налаживаться контакт и примерно в это время у меня стала появляться аллергия. В 13 лет в августе впервые появились все эти симптомы, которые повторяются каждый год. Это было на Кавказе. Как раз перед поездкой мама стала идти с папой на контакт. В это же время я похоронил свою мечту стать футболистом. Мне предложили идти в профессиональный клуб, но мама была против, она посчитала, что учиться важнее. Я подавил желание быть футболистом, но так до сих пор и не нашел себя в другом деле.

 

Я: Это все очень похоже на то, что вызывает аллергию. 
В тот момент, когда вы проживали вместе с мамой ее отторжение папы, непринятие запрограммировалось. Запустилось оно, когда что-то позже напомнило Вам о тех переживаниях, то есть появился новый опыт расставания.

Но надо все это исследовать, искать свои аспекты.

 

Н.: Спасибо Вам за помощь. Уже очень много чего вспомнил за этот месяц, но ничего никак не мог связать, ни один стресс. А вот то, что вы говорите, немного начинает прослеживаться взаимосвязь. Очень не хотел, чтобы родители разводились и было одно время, что папу не видел больше года, хотя живем в километре друг от друга. Настолько не хотел расстраивать маму. И всё же жду вашу статью, я думаю это поможет мне лучше отыскать эту связь, на примерах других людей. 

 

 

Через неделю я получила от Николая такую сообщение: 

«В этом году аллергия появилась у меня в апреле, когда я написал в эту группу. Пока искал все эти ответы, она была. После того как Вы написали, что это может быть аллергией мамы на папу, я максимально приблизился к разрешению. Спустя неделю аллергия стала утихать. Две недели симптомы едва заметны в отдельные дни. Часто вообще не чувствую аллергии. Глаза перестали чесаться, еще немного ринит остался».

 

Я не первый раз вижу, как в душе и в теле людей отзывается сообщение об аллергии мамы на папу, практически каждый человек с аллергией ее подтверждает, но, главное, это приводит к восстановлению. 

 

Когда мне в переписке задавали вопрос про аллергию на цветение, я довольно часто просила вспомнить: «могла у вас или у родителей (смотря у кого аллергия) быть «аллергия» на какие-то поступки партнера?» И я практически всегда получала ответ: «да, было, да разошлись или ссорились сильно, да, еле пережила» и т.д. и т.п. 

 

 

 

 

 

Что касается Николая, сразу скажу, что мы с этим удивительно искренним и заинтересованным мальчиком не работали, поэтому я сейчас выдвину свое предположение о причине его аллергии, но понимая, что это всего лишь не проверенная гипотеза, которую можно будет проверить или в августе (есть симптом или нет), или при встрече (если Коля решит ко мне прийти).

 

Итак, что я вижу в его случае:

 

Я вижу у мальчика многократный опыт расставания с тем, что было для него крайне важным.

 

1. В 7 лет папа уходит от мамы, развод. И мама ограничивает общение с отцом, которого мальчик любил. Какая естественная реакция ребёнка? Гнев. Но мама сильно переживала эту разлуку, страдала и ребенок ее жалел, а значит, выразить гнев у него возможности не было. Ради мамы мальчик «проглатывает свой гнев».

 

2. В 10 лет мама и отчим (его Николай ценил) отдают кота, которого мальчик сильно любил, причём делают это ради рождения другого ребенка - брата Коли. Какая естественная реакция ребёнка? Конечно, гнев: «обо мне опять никто не подумал, у меня снова забирают того, кого я люблю». Этот гнев снова «проглатывается» ради мамы и брата, и Николай начинает помогать маме с удвоенной силой в уходе за братом, подавляя свои потребности, в частности видеться с отцом (об этом Николай мне писал).

 

3. В 13 лет, когда начинается аллергия, происходит сразу несколько событий, которые могут быть ее причиной:

 

- налаживаются отношения мамы с папой, мама справилась и остыла, но о чувствах ребёнка так никто и не спросил и ничего не объяснил, разрешение общаться с папой ребенку не вернули, и он остался со старым предписанием: «не надо, думай обо мне больше, чем о себе». Гнев? Я не знаю, но могу предположить.

 

- ребенку дают пояснения в отношении того, почему отдали его кота, но эти пояснения продолжают говорить о том, что «есть более важные вещи, чем я, они даже не понимают, что я пережил тогда». Какая естественная реакция ребёнка в этой ситуации? Да, гнев, и он снова подавлен, хотя виден в переписке.

 

- Колю не отдают в футбольный клуб, он растется со своей мечтой сделать карьеру футболиста, мамины потребности снова оказываются в приоритете перед потребностями сына. Я, кстати, согласна с этим, но какая естественная реакция ребёнка? ГНЕВ! Дело в том, что мечту о футболе Николаю подарил его папа. Уходя, он подарил сыну игровую приставку и картридж, на котором был футбол. 

 

Николай не мог принести эту приставку домой, так как боялся, что мама расстроится, это была связь с папой, он отнес ее к другу. Когда Коля расставался с мечтой, он снова расставался с чем-то очень дорогим - деятельностью и образом папы. И снова «проглотил» свой гнев ради спокойствия мамы, по привычке пожертвовал своими ценностями.

 

И все это происходило летом, как и расставание с любимым котом.

 

Все это предположения. Но если они отражают реальность, то первым шагом для восстановления будет признание своего права злиться и выход из беспомощного гнева. После этого энергию гнева, которая выделяется человеку на удовлетворение потребностей, можно будет использовать и пусть на самореализация. 

До этого мы снова увидим переход невыраженной разрушительной энергии внутрь себя. Это часто бывает в случаях с аллергией, поэтому мне важно было так тщательно это расписать. Во всех описанных выше случаях так или иначе имеет место переход гнева, злости, агрессии внутрь себя.

 

Мы имеем право злиться на самых любимых! Когда мы злимся, это не значит, что мы перестаем любить, хотя многие путаются здесь. 

Гнев – это энергия, выделенная на удовлетворение потребности. 

Она не обязательно ведёт к разрушению чего-то, на что ее направить решает сам человек. Но сначала ее надо принять - дать внутреннему миру его показать (в виде ощущений или образов неважно - все это связывает с чувствами). 

Разрешить себе злиться на маму или папу за то, что она закрыла глаза на потребности ребенка, во-первых, позволит любить и ценить маму, а не жалеть ее, а, во-вторых, реализовывать свои мечты ценности. 

Да, вот так глубоко ведёт нас симптом, и практика это демонстрирует.

 

А второй важный шаг – во внутреннем мире забрать малыша, потребности которого многократно были проигнорированы, под свое крыло: «Малыш, я пришел за тобой, забрать тебя в тот мир, где больше никто не проигнорирует твои потребности. Потому что я из тебя вырос и теперь я встаю на службу твоих потребностей. Я никогда их не проигнорирую, потому что ты самое ценное, что у меня есть!» 

 

Дальше можно поблагодарить родителей за жизнь, то есть за то, что они встретились. И разрешить малышу любить папу и маму одинаково, в равной степени и гарантировать ему право быть собой и чувствовать свои желания, которые в такой ситуации не мудрено игнорировать.

 

И в заключении как обычно сказать малышу, что цветы, включая амброзию, в любое время года безопасны и служат украшением мира!  Сказать: «Ты перепутал их со своими переживаниями. Но когда есть право осознавать свой гнев и на кого он направлен, все цветы безопасны. Цветы безопасны. Они для того, чтобы ими любоваться и радоваться. Это я случайно связал их с невозможностью реализовывать свои мечты, но теперь мои мечты принадлежат мне".

 

 

 

Случай 6. Тимофей, 32 года. Аллергический ринит. Аллерген – пылевой клещ

 

 

Аллергия с детства, отёчный, заложенный нос.

 

Анализ образа аллергии (майский жук, любопытный, живущий в удовольствие) показал, что эмоциональной причиной этой биологической реакции было чувство раздражения в отношении своей детской части личности, которая мешает, когда живет в свое удовольствие. Очевидно, что раздражение, которое испытывал Тимофей в отношении аллергена, было интроектом его отца, точнее отражением того раздражения, которое Тимофей в детстве чувствовал от своего папы.

 

За этим отторжением стояло раздражение отца, неуважение к сыну, которое он демонстрировал, ставшее в итоге интроектом отца внутри психики ребенка. И этот интроект не хотел сталкиваться с той частью Тимофея, который ассоциировался с пылевым клещом. Мозг снова перепутал аллерген с реальным источником отторжения. И для этого был повод.  

 

Сам аллерген иногда дает метафорическую подсказку о части личности, связанной с симптомом аллергии. В данном случае речь идет о клеще, сосущем насекомом, поэтому возникает гипотеза о непринятии части личности, связанной с оральной стадией. Или грязь и пыль были тем фоном, который мозг записал в ситуации, вызывающей внутреннее отторжение.

 

Решение этого внутреннего конфликта было лежало также в области выражения гнева и принятия детской части, которая раздражала папу. Взрослая часть Тимофея, представив метафорически того отторгаемого малыша, уверил его, что малыш очень важен и дорог Тимофею, что он забирает его в свою реальность и теперь сам будет о нем заботиться. При этом он разрешил малышу «мешать столько, сколько ему нужно, быть собой, путаться под ногами, требовать внимания и говорить». Тимофей разрешил малышу проявлять себя, быть любопытным и получать от жизни удовольствие, а взрослые заботы Тимофей взял на себя.     

 

Это была работа с внутреннем ребёнком, принятие его как части своей личности и разрешение БЫТЬ СОБОЙ, чувствовать свои желания, порывы, расслабляться и получать удовольствие. Видите сходство с предыдущими случаями?

Напоследок Тимофей представил также пылевого клеща и ему тоже дал право быть собой, тем, кем он пришел в этот мир, идти за своими потребностями и не оглядываться на него. Он осознал, что клещ безопасен и просто выполняет свою роль в этом мире, занимает своё место. 

И это быстро возымело действие.

 

 

Через 2 недели после этой встречи я получила письмо от Тимофея, где он написал:

«Привет! Подвижки есть, только один раз было что-то неприятное с обилием пыли, выпил антигистаминное. Все отлично! Но еще раз бы встретился, на всякий…»

 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подвожу ИТОГИ:

 

Мозг путает аллерген с истинным отторгаемый объектом, поэтому чтобы остановить аллергическую реакцию, надо найти этот объект.

 

Аллерген – это часть обстановки, в которой возникли переживания по поводу РАССТАВАНИЯ с кем-то или то, с чем ассоциируется отторгаемый объект или ситуация расставания. Она тоже отторгаемый объект, но факт расставания при аллергии приобретает особое значение. Если вы обратили внимание, в примерах ясно проявляется факт расставания - с отцом, с мужем, с мужчиной и пр. Иногда он сразу не очевиден, но будьте уверены – в основе стоит именно он, вызывая отторжение и гнев, о которых говориться в статье. Не зря аллергию называют конфликтом расставания, о чем я писала в статье несколько лет назад.

 

Чаще всего аллергия провоцируется родителем (его травмой расставания) в той или иной форме.

Аллергия – это нежелание сталкиваться с ситуацией расставания. Как правило, нежелание родителя, которое перешло в тело ребёнка.

 

 

Основная эмоция в основе – подавленное раздражение (перенятое и своё) и внутренний запрет его выразить во вне – на источник раздражения. Истинный источник, как я уже сказала, подменен аллергеном.

 

Аллергия мамы (на папу, на потерю, на слабость и пр.), которую ребёнок воспринимает как свой долг «это надо избегать, с этим нельзя контактировать, в частности, чтобы не расстраивать маму». При этом в ребёнке появляется собственное раздражение - это же мамино решение разлучиться с чем-то или кем-то - не его, он не хочет расставаться с любимым папой, семьёй, любящей мамой, частью своей личности. Но «долг есть долг», «мама есть мама», поэтому раздражение вытесняется. С этого момента решение уже ищет не психика, а тело - «анатомический мозг» - который и перепутал аллерген с объектом отторжения и реагирует на него. 

 

Важным пунктом при проработке аллергии является выражение гнева и всех остальных подавленных чувств. Также, как правило, возникает необходимость принять отвергнутую детскую часть. Признание накопленного гнева на близкого, дорогого человека часто помогает при аллергии, убирая ауто-агрессию.

 

После проработки биологического конфликта у человека какое-то время ещё время от времени могут появляться аналогичные аллергические реакции, но в слабой степени. Это память тела, которое продолжает автоматически выдавать реакцию. Здесь важно не запустить реакцию по новому кругу теми же переживаниями отторжения, но уже в отношении самого симптома. Можно сказать телу: «о, вижу ты по привычке ещё реагируешь, восстанавливайся спокойно, уже все хорошо». Или сказать себе: «это память тела, скоро пройдёт». Ребёнку можно дать внутренний посыл: «с тобой все в полном порядке, малыш». Ну или ещё что-то, что вы увидели в этой статье и вам отозвалось.

Важны, естественно, не эти слова сами по себе, а те чувства, которые появляются в теле (!) на их фоне. Их образ мы и воспринимаем как новую внутреннюю картину своего состояния. 

 

 

Эпилог

 

Моя работа с людьми с аллергией не всегда эффективна. Иногда, как вы видели, достаточно одного раза, иногда прорыв к здоровью происходит на второй-третий-четвертый раз, а иногда человек, не видя сразу подвижек, опускает руки и не чувствует сил справиться с симптомом.

 

Работа с аллергией (как и с кожными изменениями) не всегда, но часто затрудняется особым «слабым» состоянием личности, которое делает ее беспомощной, то есть «не в состоянии повлиять на себя и симптом».  Я имею в виду общую беспомощность личности перед симптомом и возможностью на себя влиять. Личность ждет помощи из вне. Недавно одна девушка, у которой не было результатов после нашей работы (точнее, они были, но продержались один день), написала мне очень важные слова, которыми хочу поделиться с вами:

 

«Маша, доброе утро! Хотела поделиться. Мы встречались с тобой по поводу моей аллергии. Она так и есть у меня. Но я с января занимаюсь с коуч-психотерапевтом по другому вопросу, но как показывает практика, все взаимосвязано.

 

Самое главное, на мой взгляд: помнишь, ты мне намекнула, что психосоматика работает для тех, кто верит в свои силы. И это верно, теперь понимаю, что и это опять-таки не очень главное, а те вибрации, на каких находится человек. Если человек работает из страха и отчаяния исцелиться, что бы он не делал, результат всегда будет ноль. То есть неважно, ЧТО делает человек, важно - из какого состояния он это делает. Главное - добиться этого состояния и сделать его постоянным и только потом действовать. Я много чего перепробовала, да - практики рабочие, но постоянно откаты, я так год прожила. Сейчас с мастером занимаюсь всего три месяца, а мое эмоциональное и энергетическое состояние очень изменилось в лучшую сторону, ну и результаты не заставляют себя ждать.

 

Главное - не ЧТО делаешь, а в КАКОМ ты внутреннем состоянии при этом.

 

И психологическая работа в данном случае должна сводиться не к работе с симптомом, а довольно длительной психологической работе, направленной на поиск и укрепление состояния, в котором можно себе помогать, влиять на себя, свою жизнь, чувствовать себя ее хозяином, не дожидаясь, когда на нее повлияет другой. 

 

...моя аллергия полностью не прошла, пока я еще в процессе. Но когда я работаю над своим состоянием, аллергия сама проходит потихоньку...как "побочка".

 

Важные слова. Для меня они отражают наблюдаемые факты. Эту «побочку» я уже многократно описывала в своих статьях. Посмотрите, например, в рубрике «живая практика» статью про кожные изменения, или статью про исцеление «неизлечимого» синдрома истощения яичников. Они есть на моем сайте, найдите, если интересно. Там я описываю, как тело для исцеления иногда покорно дожидается развития личности. Хотя не всегда так уж покорно, призывая его услышать...

    

 

 

 

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Клинический психолог

Консультант по Биологике

Исцеление воспоминанием

НГМ

© 2016 Мария Ракитина