Живая практика: Синдром истощения яичников. Восстановление и беременность

 

В этой статье хочу поделиться с вами случаем восстановления одной прекрасной женщины после синдрома истощения яичников.

 

О чем идет речь?

 

Синдром истощения яичников — патология с симптомами наступления менопаузы, раннего климакса. Заболевание нарушает детородную функцию у женщин моложе 40 лет. Медикаментозному лечению поддается трудно. В истощенных яичниках не созревают яйцеклетки, следовательно, у женщины отсутствует овуляция, зачатие при таких состояниях невозможно. ЭКО со своей яйцеклеткой тоже, так как своих яйцеклеток нет.

Во многих медицинских источниках говорится о том, что «восстановить работу яичников при преждевременной менопаузе чаще всего не удается», «бесплодие в случае синдрома истощения яичников является необратимым», «восстановление естественной репродуктивной функции, к сожалению, в большинстве случаев невозможно», но иногда в публикациях оставляют шанс восстановления пару процентов. Тем не менее, «женщине рекомендуется терапия, направленная на восстановление нормального для ее молодого возраста гормонального фона». В международном классификаторе болезней этот синдром отнесен к дисфункции яичников (E 28.3).

С этим симптомом молодой женский организм оказывается в ситуации менопаузы. Наблюдаются те же самые симптомы, что и при климаксе, гормоны полностью соответствуют этому периоду. В норме менопауза возникает в возрасте 50 лет (иногда чуть раньше, иногда чуть позже). Если она наступает у женщины до 40 лет, это преждевременная менопауза.

Основные анализы, которые дают картину синдрома истощения яичника – это два гормона:

 

 

1. Фолликулостимулирующий гормон (ФСГ)

 

 

Фолликулостимулирующий гормон (ФСГ) – это гормон, который вырабатывает гипофиз, он участвует в росте и созревании в яичниках фолликулов, стимулирует выделение специфических женских гормонов эстрогенов. Его значения не постоянны, они возрастают в середине менструального цикла, при овуляции. Особенно высокие показатели ФСГ при приходе менопаузы. По динамике роста ФСГ можно судить о приближении климакса. Если в молодом возрасте норма ФСГ - 10 мМЕ/л, то при менопаузе он возрастает в несколько раз. При климаксе ФСГ  - 130 мМЕ/л. На третьей фазе климакса его уровень немного снижается, но остается стабильно высоким.

У Оли этот показатель был 125 мМЕ/л.
 

 

2. Лютеинизирующий гормон (ЛГ)  

 

 

Лютеинизирующий гормон (ЛГ) также синтезируется гипофизом и стимулирует яичники вырабатывать гормоны. ЛГ контролирует созревание яйцеклетки и овуляцию. В молодом возрасте норма ЛГ также примерно 10 мМЕ/л. При овуляции он за сутки резко повышается. При менопаузе ЛГ стабильно увеличивается во много раз с последующим небольшим снижением. Как и ФСГ, ЛГ при менопаузе может долго держаться на высокой отметке - 60 мЕд/л, а затем уменьшиться до 20 мЕд/л.

У Оли этот показатель был 53 мМЕ/л.
 

 

Есть еще один важный показатель – Антимюллеров гормон (АМГ). Его секрецию головной мозг не контролирует, он производится яичниками и определяет возможность забеременеть. АМГ показывает незрелые (покоящиеся) фолликулы. Каждый месяц созревает один из них, выпуская для зачатия зрелую яйцеклетку.  Тест на антимюллеров гормон (АМГ) — лучший индикатор резерва яичников. Для репродуктивного возраста норма АМГ 1-10 нг/мл, к климаксу он снижется.

У Оли этот показатель был 0 (точнее – <0,08).

 

 

 

 

 

Оля отправила и разрешила разместить свои первоначальные анализы, вы можете увидеть, что ее показатели говорили о полном отсутствии резерва яичника и о том, что состояние репродуктивной сферы соответствовало менопаузе. Поэтому врачи, а потом уже и сама Оля отрицали вероятность восстановления и ремиссии.

 

 

 

 

 

 

 

Тем не менее, Оля ЗАБЕРЕМЕНЕЛА ЕСТЕСТВЕННЫМ ПУТЕМ, гормональных отклонений у нее нет, все гормоны соответствуют беременности.

 

 

Давайте посмотрим, как, по ощущениям самой Оли, это произошло. Сейчас я передам ей слово и размещу ниже письмо, в котором она описала свой случай.

Помню, как Олечка обещала мне описать свой случай исцеления, когда еще совсем в это не верила. Она спросила меня: «Маш, неужели это возможно?» И я ответила: «Каких только восстановлений невостанавливаемого я не видела за свою практику. Опишешь свой случай, когда забеременеешь?». Помню, как у Оли тогда загорелись глаза – одновременно надеждой и неверием. И она ответила: «Конечно! Ты не представляешь, что я сделаю». И Оля вспомнила. Прошел почти год.

Я очень благодарна Оле за то, что она описала свой случай. Это невероятно важно для многих женщин, которые еще не верят в возможность помочь себе при этом синдроме. Как делились со мной женщины с гипофункцией яичников (это гораздо более легкое и перспективное состояние), им врачи иногда сразу говорят, что ремиссию достичь сложно, рассчитывайте только на ЭКО и их вера вдруг гаснет.

А при синдроме истощения яичников, как я уже говорила, даже ЭКО со своей яйцеклеткой сделать невозможно. Но, оказалось, что возможно забеременеть.

В этой, как и во всех других работах, 99 процентов заслуги принадлежит Оле. Вы знаете, что я для всех делаю одно и то же, но результаты у всех разные. На меня бесполезно возлагать надежды, даже если захочу – я не смогу сделать это вместо вас. Только вы сами. И чужой опыт часто помогает нам открыть свои резервы и путь к само-восстановлению.  

 

 

Итак, письмо Оли:

 

 

«В 2014 году мне был поставлен диагноз: синдром истощенных яичников. И началась вся эта история.

 

Мне была назначена гормонозаместительная терапия до возраста 50 лет, чтобы поддержать состояние молодости. На тот момент мне было 28 лет! Сказать, что я испытала шок - не сказать ничего. В то время я пребывала в состоянии тотального протеста, несогласия, дикого отчаяния и неверия.

 

Параллельно с этим жизнь шла своим чередом, мужчины у меня сменялись каждый год, я работала, путешествовала. У меня было ощущение, что все происходит не со мной, это какая-то не моя жизнь. Меня не покидало это ощущение, и я искала ответы на свои вопросы. Так в июне 2017 года жизнь привела меня к Маше.

 

Наша первая встреча произвела на меня впечатление. Это был первый опыт работы с психологом, но я доверилась и прониклась к Маше как к человеку, для меня это было очень важно. В ходе встречи происходили неведомые мне процессы, которые я не понимала (это была расстановка – прим. Марии Ракитиной).

Каждую нашу встречу речь шла о программировании меня на то, что со мной происходит, о травмирующей ситуации, о внутреннем конфликте. Я отвечала на вопросы, сама слушала ответы и продолжала жить обычной жизнью. Что я хочу сказать: прошло много времени до того, как я осознала взаимосвязи – того, что происходило в моей детстве, в моей родительской семье, в моем роду, и того, что происходило тогда со мной, что я проживала, что я выбирала, что я делала. Работа шла, происходили внутренние изменения, однако из раза в раз мы решали вопросы, которые только косвенно влияли на симптоматику в моем теле - отношения с родителями, с мамой, с папой, с мужчинами и пр. В общей сложности за период чуть более года было около 7 встреч.

 

Особенно важными осознаниями для меня в ходе нашей работы стали следующие:

 

 

1. У меня есть чувства, они разнообразные, и я могу их чувствовать

 

2. Чувство злости было сильно заблокировано, я даже не знала, как много ее в моем теле

 

3. Я осознала и приняла, что я не отвечаю за жизнь своих родителей, особенно за жизнь моей мамы

 

4. Я утвердилась в мысли и ощущении, что внутренний конфликт порождает изменения в теле

 

5. Моя жизнь принадлежит только мне самой

 

6. Самое лучшее, что я могу сделать - стать счастливой! А выйти замуж, родить, сделать карьеру, стать… - все приложится.

 

 

В начале пути у меня был провал по всем этим пунктам и разговоры с Машей, мои мысли о счастье и подобном были для меня чем-то умозрительным и не доступным. Но потом все как-то встроилось внутрь меня.

 

Последняя встреча с Машей была в сентябре 2018 была перед поездкой в Испанию. Я пришла уже обсудить конкретно ситуацию с моим симптомом, невозможностью иметь своих детей и свою боль по этому поводу. На тот момент в моей жизни появились отношения, о которых я ранее могла подумать лишь в самых смелых мечтах. На встрече, мы, как всегда, пошли в глубину моих чувств, через боль, страх и полное мое неверие.

И сейчас я вспоминаю слова Маши: «Ты должна дать своему мозгу команду отключить программу невозможности забеременеть. Больше уже этого не требуется, ты другая, все изменилось. Команду давай в состоянии сильного эмоционального подъема».

 

И я стала это делать. Я делала это много раз и один из самых ярких моментов был эпизод, когда я летела с бешеной скоростью вниз на американской горке в  Авентура-парке. Среди криков людей я закричала своему мозгу:

 

«Отклюююючччаайй!!!!»

 

И он отключил. Я забеременела сама, от любимого мужчины.

Я прилагаю свои анализы. Кто в теме, поймут, что значат мои показатели, они не нуждаются в дополнительных комментариях, чтобы понять, почему врачи не давали мне ни малейшего шанса на ремиссию.

 

Что я могу сказать в итоге. На данный момент жизни я обрела устойчивую опору в самой себе! Я осознала многие внутренние конфликты, которые мешали мне полноценно жить. Я обрела внутреннюю свободу, возможно, определенную ее степень. И это начало».

 

Вот такая история. Еще раз благодарю Олю за нее и надеюсь, Олин опыт избавит от отчаяния многих. У нас внутри невероятные ресурсы, и мы еще только начинаем ими пользоваться.

 

Хочу отметить, что Оле очень повезло с врачом-эндокринологом, которого она нашла позже. Он поддержал ее, убрал печальный прогноз «из уст врача», сказал, что они пойдут новым путем – введут БАДы, диету, и потом проверят, можно ли обойтись без гормональной терапии. Этого всего, как написала Оля, «мы правда не успели, все случилось…».

 

Олечка, дай Бог тебе возможность принять как можно больше того счастья и радости, которые есть для нас в этом мире!

 

P.S.

C точки зрения Биологики за дисфункцией яичников, в частности, синдромом их истощения стоит биологический конфликт женской самооценки. Женщина может обесценить себя как жену, как мать. В запускающей ситуации могут быть переживания, связанные с утратой ребёнка (включая выкидыши и аборты), партнера, с невозможностью иметь семью, свое «гнездо», с потерей домашнего животного или того, что воспринимается как ребенок (бизнес, дело). Реальная потеря и страх потерять, основанный на прошлом человека или его семьи, воспринимается мозгом одинаково. При этом женщина будет винить себя за потери, неудавшиеся отношения, развод и пр. Переживание предательства и измены она тоже проходит с оттенком самообвинения – злится на кого-то, но переносит это на себя. В программирующей истории, как правило, имеется тяжелая история развода родителей, сложные отношения мамы с папой, измены, потери, предательства, или свои сложные отношения с папой, не дающей девочке узнать любовь мужчины с хорошей стороны, иногда насилие над ребенком (не обязательно физическое).

 

Эмоционально-образная терапия хорошо демонстрирует при этом синдроме то, о чем писала Оля. Она в качестве дисфункции или гипофункции яичников часто предъявляет образы маленьких существ или животных (котят, мышат и пр.), то есть образ внутреннего ребенка, детской части женщины. Как правило, это образ страдающего, брошенного, грустного, иногда депрессивного ребенка, которому сложно жить и адаптироваться к этому миру. Можно сказать, что внутри себя он находится в «злом мире», в который нельзя выпускать детей. Часто такой опыт проявляется и в семейной системе: «здесь нельзя иметь детей», он же виден и через симптом. Во внутреннем мире этого человека любовь довольно часто заменена жалостью. При этом злость на взрослых за то, какой мир вокруг, которая естественна для ребенка в данной ситуации, подавляется, и будучи не выраженной, переходит внутрь по типу механизма аутоагрессии.     

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Клинический психолог

Консультант по Биологике

Исцеление воспоминанием

НГМ

© 2016 Мария Ракитина