Какое-то время назад в моей группе поднималась тема головокружений. Кто-то создал отдельный пост с таким вопросом, и мы его обсуждали. Он вызвал разные мнения, тревоги, мысли, поэтому сегодня хочу дополнить вопрос - поделиться двумя случаями восстановления человека после головокружений и что к этому привело. Результаты получены, они устойчивые, надеюсь, что будет полезны еще кому-то с точки зрения психосоматики.

 

 

Сначала немного теории. 

 

Головокружение может возникнуть по двум причинам. 

 

Первая причина - непосредственный биологический конфликт, вызывающий изменения в зоне коры, которая обеспечивает равновесие и работу вестибулярного аппарата.

 

Биологический конфликт, который может вызвать головокружение - страх падения (в прямом и переносном смысле, естественно).

 

Его можно озвучить таким образом:

 

«Я видел, как упал человек и теперь боюсь упасть сам»

 

«Я упала и не знаю, смогу ли удержаться в будущем»

 

«Я боюсь упасть, не удержать равновесие и погибнуть или стать инвалидом»

 

Так же, как и в случаях других биологических конфликтов, может иметь место и переносный смысл (куда же без него человеку). Он вызывает те же эмоциональные импульсы в головном мозге:

 

«Я боюсь рухнуть с этой высоты, потерять позицию, должность, имидж и пр.»

 

«Я потерян, я как будто лечу в бездну, я боюсь»

 

«Я боюсь будущего, боюсь шагнуть не туда, не знаю, чем это кончится»

 

С помощью головокружения головной мозг пытается «уложить» человека и тем самым предотвратить падение. 

Лежа или стоя на четвереньках человек упасть не может. 

Из-за головокружения человек остается в безопасности, «не делает шаг» в опасную ситуацию. Древняя архаичная программа. Как всегда.

Соответственно, это будет активная фаза конфликта. Уходит страх - ориентация восстанавливается, головокружение исчезает. Иногда после разрешения конфликта восстановление немного затягивается, мозг ждёт от человека полного успокоения. 

 

Вторая причина - косвенная, при которой соответствующая зона коры, отвечающая за равновесие и вестибулярный аппарат, задевается случайно отеком в близлежащей зоне. 

 

Мозговой центр, отвечающий за равновесие, расположен рядом со слуховым центром, регулирующим работу улитки внутреннего уха. Они могут влиять друг на друга под действием восстановительного отека. Чем больше отек, тем больше влияние на соседние зоны.

 

Следовательно, головокружение может возникать и в случае восстановления после биологического конфликта для слухового реле: «Я не хочу это слышать, я хочу слышать совсем другие вещи». В данном случае вы можете параллельно отметить или вспомнить нарушения слуха (иногда совсем незначительные), звон, шум в ушах.

 

Отмечу также, что может быть и обратная ситуация: биологический̆ конфликт страха падения может также временно повлиять на слух. 

 

Есть ещё одна причина возникновения головокружения – оно может быть одним из симптомов фазы восстановления. Как правило, на такие головокружение мы не обращаем особого внимания, так как, во-первых, они очень кратковременны, а, во-вторых, их вытесняют в нашем восприятии другие симптомы (усталость, головная боль, жар). В этом случае организму просто нужно дать отдохнуть и восстановиться. 

 

 

Переходим к случаям из практики:

Случай Кати продемонстрирует первую описанную причину. Случай Жени, соответственно, вторую. 

 

 

Случай 1

 

Девушка Катя. 34 года. Обратилась с головокружениями, потерей равновесия, покачиваниями, ощущениями, что «пол периодически уплывает из-под ног», часто вместе с головокружением появлялась паника. Симптомы к моменту консультации продолжались чуть больше года и очень сильно пугали, возник страх, что в мозге может быть опухоль. Медицинские обследования (какие - не уточняла) ничего не показали.

 

В основе симптома, естественно, сразу проявился страх и потеря безопасности, которая всегда лежит в основе этого биологического конфликта. На вопрос, что ты чувствуешь, когда у тебя есть этот симптом, Катя ответила: «Ужас, я боюсь страшных последствий, что упущу что-то непоправимое в головном мозге». 

 

Конечно же, мы обсудили, что могло случиться год назад, где Катя могла почувствовать потерю безопасности, возможно она падала или увидела, как кто-то падает. Какое-то падение Катя вспомнила, но оно не могла вызвать биологический конфликт, не было ни изолированности, ни сверх драматичности, тело не выдавало реакций. Также Катя не могла вспомнить, в какой ситуации год назад она могла потерять ощущение стабильности и безопасности. В целом было много разных переживаний, страхов, неуверенности в правильности выбора, организованности, контроля над ситуациями дома и на работе, но ничего, что было бы непривычным для всех предыдущих лет. 

 

Тогда, опираясь на образы и ощущения, мы перешли в область бессознательного, чтобы там найти подсказку для возникшего конфликта. 

 

Бессознательное через пугающие образы привело Катю к осознанию, что:

 

  1. У неё есть навязчивое желание все приводить в порядок, улучшать, упорядочивать, постоянный диалог в голове «как можно было сделать лучше», метания. 

  2. Симптом хочет ей помочь (метафорически, конечно) плюнуть на все, перестать бояться, стать неправильной и принять себя любой. 

 

Мы стали обсуждать «зачем вообще быть очень правильной, для чего это нужно делать, ведь это так напрягает»

 

Разговор привёл в Катино детство, где было много скандалов родителей, угрозы мамы уйти от них, из-за этого бардака и отвратительной атмосферы, угрозы выгнать из дома, побить «если будешь себя так (НЕПРАВИЛЬНО) вести». 

 

Ребёнок, конечно же, воспринял эти угрозы всерьёз, как катастрофу и полную потерю безопасности, стабильности, почвы под ногами. В тот период у Кати прописалось, что надо быть правильной, контролировать поведение, отношение и то, что ей должны быть всегда в семье все довольны. 

 

Работа дальше, конечно же, была направлена на то, чтобы остановить эту программу - успокоить внутреннюю маленькую Катю, дать ей ощущение стабильности, уверить ее, что никаких угроз её адрес больше не будет, что у неё теперь самая лучшая мама, которая только может быть - это сама Катя, ее взрослая часть, которая обещает защищать ее, заботиться о ней, и любит её такую, какая она есть, без каких-либо требований и улучшений. Она заверила свою внутреннюю маленькую Катю, что никогда не будет поступать с ней как мама в детстве – никогда ее не бросит, не откажется от нее и пр. А мама это просто мама, обычная, как все мы мамы – со своими проблемами и решениями, что с нас требовать. Маму можно только поблагодарить за жизнь и оставить в покое.

 

Дальше Катя поговорила с симптомом, точнее образом, который для него выдало бессознательное, безупречно, как всегда, шифрующее в образы любое эмоциональное состояние. Катя поблагодарила симптом за то, что он пытался помочь и уверила, что больше она не будет его пугать, а вместо этого разрешает расслабиться и жить. Это парадоксальное обещание и разрешение действует удивительно, оно останавливает внутреннюю борьбу, а если мы не боремся, нас не атакуют и импульсы страха уходят. Образ симптома (воронка) в процессе этой работы трансформировался в ресурс (штиль, солнце). Это, как правило, цель. Не сами картинки, конечно, а эмоциональное состояние, которое за ними стоит.

 

Где-то что-то мы еще подчистили. И на этом закончили.

 

Сделаю акцент еще раз. В этой работе мы так и не выявили запускающую ситуацию (запускающий конфликт). Мы определили только программирующий конфликт. Надо сказать, что работа с бессознательным, в частности такая как расстановки, работа с образами и другие имажинативные техники и техники работы с телом, как правило, приводят к раскрытию именно программирующего конфликта, то есть того опыта, который потом определяет реакцию в ситуации, запускающей изменения в теле.

 

И, как я не раз уже писала и говорю в своей школе: для исцеления неважно, какой из этих конфликтов мы обнаружим и решим - программирующий или запускающий. В качестве домашнего задания я предложила Кате подумать, что могло год назад напомнить ей об аналогичных переживаниях, где она переживала страх, похожий на детский, но я не знаю, вспомнила она эту ситуацию или нет.

 

 

Итоги:

 

Первый отзыв я получила от Кати через 2 недели после консультации в процессе переписки уже по другому поводу. Катя написала, что после консультации головокружения прекратились сразу: «…держу это ощущение спокойствия внутри. Один раз на фоне усталости накрыла-таки паника, казалось, сейчас начнётся, но головокружения не возникло, все само успокоилось внутри».

 

Второй отзыв я получила через 4 месяца после консультации. Головокружения полностью ушли и больше не повторялись. В данный момент это сохраняется, мы общаемся с Катей по другим вопросам.

На мой вопрос: как ты думаешь, что тебе помогло больше всего в этой внутренней работе, Катя ответила:

«по поводу головокружений, после нашей консультации почти сразу ушёл страх самого симптома, это было самое главное. Я сразу представляла ту воронку, ощущала, что не боюсь ее, она уходила и шторм заканчивался - штиль, солнце и все хорошо. Как-то пару раз после консультации в течение недели первой было состояние, что казалось вот-вот придёт головокружение, но сразу представляла образы перед глазами и головокружение не было, после этого больше со мной они не происходили вообще. И, конечно, помогло то, что с родителями поднялся конфликт не защищённости в детстве, который мы проработали, прожила те детские эмоции и я себя маленькую взяла под свою защиту».

 

 

Случай 2. 

 

Евгения, 44 года. Обратилась по поводу затянувшихся головокружений и снижения слуха. Сначала думала, что это временно, но слух становился все хуже и хуже. Стала часто переспрашивать близких дома и коллег на работе, что они сказали. Плюс частые головокружения, которые не давали нормально себя чувствовать в течение дня. Забила тревогу. Начала медицинские обследования. Никаких диагностических сведений не получила. Со мной до этого работала по поводу изжоги, которая полностью прошла, поэтому решила поисследовать и этот симптом.

 

Во этом случае, в отличие от первого, мы шли другим путем – не погружались в бессознательное через образы или ощущения в теле, а применяли тот метод, который помог в первый раз - шли через эмоции и воспоминания о них и о периоде, когда симптом дал о себе знать. Этому помогают вопросы о переживаниях периодах, когда появился симптом, проход по линии жизни, выявление связи эмоций в отношении симптома и в ситуации, когда он возник.  

И здесь чаще всего как раз проявляется именно запускающий конфликт. К программирующему конфликту можно подойди через дальнейшее прохождение по линии жизни или дополнительно нырнув в бессознательное.

 

Я держала в голове для исследования два вида конфликта. О причине я рассказывала в начале этой статьи: конфликт страха падения мог отразиться на слуховом реле или наоборот. Поэтому мы говорили о том, что в тот период происходило в принципе: какие были эмоциональные события (раз), в каких ситуациях возникали эмоции непринятия и раздражения, которые вызывал симптом (два).

 

Постепенно проявилась основная, самая эмоциональная тема. Касалась она папы и отношения к нему, его словам. Оказалось, что непосредственно до появления симптома, Женя, как это было принято, встречалась с отцом во время путешествия в Европу. Это стало традицией – встреча трех поколений на европейской территории. В процессе общения стало очевидно, что слова отца, его отношение к Жене всегда ее ранили. Она реагировала на них болезненно, но молча, не раскрывая свои чувства ни папе, не присутствующей рядом дочери, ни кому-то еще.

Ярко проявился биологический конфликт «я не хочу это слышать, но терплю». Было очевидно, что конфликт «нежелания слышать» рецидивирует, а головокружение - только следствие повторяющихся восстановлений после этого конфликта.

 

И дальше решение мы искали для слухового конфликта: для чего нужно терпеть, почему Женя это от себя требовала, зачем вообще эти традиции, если они причиняют страдания, как это в реальности можно изменить или как изменить отношение к словам папы, что она еще неосознанно ждет от родителей и как это можно дать себе самой.

 

Больше по поводу этого конфликта мы с Женей не встречались.

 

Итоги:

  

Отзыв я получила месяц назад, через 5 месяцев после консультации. Также по случаю. На мои типичные вопросы: «Какая сейчас ситуация с головокружением и слухом? Что помогло, на твой взгляд, и что тормозит, если не помогло?» Женя написала:

 

«…Я помню, что в основном мы говорили с тобой по поводу папы и вот правая часть головы сразу после консультации была чистая. Я говорю об ощущениях в ухе прежде всего, но это затронуло и носовую пазуху, она тоже как будто задышала!! Я прям чувствовала разницу в левой и правой сторонах. Слева в течение месяца еще наблюдала снижение слуха, а также была проблема с лицевым нервом (постоянно ощущала дерганье под глазом).

Перед сном я мысленно возвращалась к своему внутреннему ребенку, беседовала с ней, днем я беседовала сама с собой на предмет "мама в моей жизни", это тяжело идет((( но все же в течение месяца невралгия ушла и я наконец перестала переспрашивать людей, что они говорят. Но, все же, левая часть, ухо, в частности, все равно оставались по ощущениям как бы заложено, я его и сейчас ощущаю менее "чистым для звуков" чем правое. Тема мамы дает о себе знать. ЛОР конечно же при осмотре не видит никаких проблем. После выздоровления мне предстояла "проверка": родители прилетели в Москву на три дня, мы виделись и мне очень тяжело далось общение, точнее сказать, дочь моя общалась за нас обоих, а я сидела как замороженная, отвечала односложно и не хотела вообще их посвящать в какие-то свои новости. Про себя думала "Приехали - хорошо, пришли в гости - хорошо, уходите - до свидания". Так я 2 часа и просидела. После их отъезда меня разморозило и никаких последствий в теле больше не проявлялось.

Головокружение ушло. спасибо за твою работу!»

 

 

Еще раз мы общались с Женей еще раз пару дней назад по другому поводу. Она полностью восстановилась, конфликт не повторяется. Женя нашла способ доработать самостоятельно ситуацию с мамой, по аналогии с тем, что нам удалось сделать до этого. И левая сторона тоже «очистилась».

 

 

Надеюсь, эта информация была для вас интересна и полезна. Постараюсь, находить время и периодически рассказывать о случаях восстановления и о том, что к нему привело. Скорее всего, буду это делать на странице Школы в Facebook, которую планирую запустить в ближайшие дни. «Убью двух зайцев»  – и информацией поделюсь и дам людям, не знакомым еще с Биологикой, представление о том, как работают новые психосоматические подходы, и как можно применять полученные знания.

 

Будьте здоровы!

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Клинический психолог

Консультант по Биологике

Исцеление воспоминанием

НГМ

© 2016 Мария Ракитина