Поиск
  • Мария Ракитина

Переживания матери в симптомах ребёнка: наглядный живой пример и мои комментарии


Хочу поделиться случаем из жизни моей коллеги и подруги, которым она любезно поделилась со мной, и одновременно поднять важную тему –

зависимость болезней ребёнка от внутренних конфликтов его родителей.

Я говорила не раз – дети и домашние животные перенимают внутренние конфликты взрослых. Механизм перенятия не очевиден, поэтому часто это звучит мистически, но в практике семейных и системных психологов это давно уже наблюдаемый факт. Практика демонстрирует, как мать, разбираясь со своими проблемами, способствует выздоровлению своих детей. А что может быть более наглядным доказательством существующих связей, как выздоровление ребёнка после успокоения мамы. Эти примеры давно перешагнули предел, позволяющий заявлять о закономерностях.

Я предполагаю, что эмоции и драмы в семейном поле ребёнок перенимает на механизме действия зеркальных нейронов, объединенных в единую зеркальную систему внутри головного мозга. Про их существование мы узнали в начале 90-х годов благодаря группе итальянских исследователей во главе с нейробиологом Джакомо Риццолатти. Сейчас эти исследования продолжаются и расширяются.

У зеркальных нейронных систем несколько функций. Из открытых на данный момент мы знаем про нейрофизиологические механизмы, обеспечивающие двигательное подражание действиям взрослого буквально с первых месяцев жизни, распознавание эмоций другого человека, прогнозирование его действий и про нашу любимую психологами эмпатию - осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека. Сопереживаю – это значит, я чувствую то же самое, улавливаю эту же эмоцию, отдавая себе отчет, что со мной такой ситуации сейчас не происходит.

То есть эти зеркальные нейроны помогают нам не только понимать и распознавать эмоции других людей, но и сочувствовать, ощущать эмоции чужих ситуаций, чужих страданий вместе с другими людьми.


Например, мы можем так расстроиться, просматривая фильм про чужую (или вообще придуманную) судьбу, что ещё несколько дней носить в себе эти эмоции. И тело даже может включить симпато-адреналовую систему для преодоления стресса. Таких исследований уже достаточно, они продолжаются. Более того, мы может это наблюдать на себе без специального оборудования. Механизм воздействия новостных программ на психику и здоровье идентичен. Вспомните, свои волнения и успокоения по поводу недавней ситуации с Covid-19 в зависимости от транслируемой в СМИ информации. У нас всегда перед глазами яркие примеры воздействия чужого опыта и наше присоединение к нему.

Некоторые учёные называют открытие зеркальных нейронов самым главным событием в нейробиологии за последние десять лет, сравнимым по величине с открытие ДНК.

Но исследования продолжаются. Функции, которые выполняют зеркальные нейроны, до конца еще не ясны и являются предметом научных споров. Но главное сделано – те, кому важны естественно-научные доказательства, уже могут видеть и понимать этот зеркальный механизм.

Итак, мы способны перенимать эмоции и даже уже имеем представление о механизме. При этом, когда речь идет о ребёнке, мы понимаем, что он не просто зеркалит мамины или семейные эмоции, он идентифицирован с мамой и семьей и полностью от них зависим. Ребёнок – часть семейного поля и до определённого возраста он вообще не ощущает себя отдельным организмом – он чувствует эмоции матери, не осознавая разницу между ней и собой, ее страданиями и своими. Для ребёнка эмоции в поле семьи – это его часть, он на них откликается собой и в дальнейшем они определяют его судьбу, цели, реакции, в частности, болезни. Был такой французский клинический психолог - Марк Фреше, он много лет работал с больными раком в клинике «Paul Brousse» с профессором онкологии Жоржом Мате. Он исследовал - как первые месяцы нашей жизни влияют на всю нашу последующую жизнь и почему некоторые люди чувствительны к конкретным ситуациях и конфликтам. Он назвал этот ранний период фазой программирования, если интересно, вы можете почитать здесь мою статью о ней (название аналогично – фаза программирования). Там я тоже говорю, как переживания родителей на первых этапах жизни ребёнка определяют программу его жизни.

Эмоции – это энергия, которая ощущается в поле = в пространстве. Если вы зайдете в комнату, где только что смеялись, вы почувствуете радость, если там был напряженный раздраженный разговор, вы почувствуете это раздражение. Мы называем это атмосфера – легкая атмосфера, тяжелая атмосфера, гнетущая атмосфера и пр. Кто-то более эмпатичен, кто-то уже нет и в глубине отказался чувствовать. Взрослый может разъединиться с этой атмосферой, отказаться принимать её как часть себя. А ребёнок вот на его уровне сознания не может отказаться, он не может выйти из родительского поля, и не принимать на себя эти эмоции не может, поэтому его биологическим и психическим механизмам приходится с этим как-то обходиться.

Кто может помочь? Конечно же значимые взрослые. Они могут как изменить само поле = атмосферу в доме, так и решить возникший конфликт для себя и ребёнка.

И давайте теперь на примере Наташи и её трехлетней дочки посмотрим, как это может происходит. Дальше привожу письмо Наташи, и в конце дам еще пару своих комментариев:

«Как быстро может уйти болезнь?

Это очень распространённый вопрос. И отвечу я вам на него своей историей.

Итак...

Начало её уже известно тем, кто смотрит мои сториз (ссылка на профиль Инстаграмм: https://instagram.com/coach4mom?igshid=x8m4ktb0n4av - от Марии Ракитиной).

Для тех, кто пропустил или подзабыл, я напомню.

Мы купили дом. Вот только бывшие владельцы отказались освободить его в указанный в договоре срок. Просто потому, что ИМ было «так удобнее ...».

Когда я об этом узнала, я буквально каждой клеткой тела ощутила, что меня не пускают на МОЮ территорию, которая уже по всем законным правам принадлежит мне.

Я начинаю вести переговоры с агентом, в тысячный раз объясняю, почему мне важно въехать именно в этот срок, что я оговаривала его заранее, да и, вообще, не считаю нужным вникать в чужие проблемы, особенно когда мои права грубо нарушают, при этом со мной не разговаривают, не просят, а просто ставят перед фактом.

На всё поступает один ответ: «Вы не въедете в указанный срок».

В абсолютном непонимании, что происходит, я звоню мужу, который в этот момент в отъезде, рассказываю ему и ухожу укладывать дочку спать. Она спокойно и быстро засыпает. А мне уже не спится, внутри кипят эмоциональные страсти.

Достаю телефон и вижу сообщение от мужа:

«Я сам переговорил с агентом. Мы въезжаем в срок. Даже если для этого понадобится помощь полиции».

И тут я выдыхаю: «Вот оно долгожданное решение, моим планам больше ничего не угрожает». Я успокаиваюсь и начинаю заниматься своими делами.

И тут минут через 40 начала ворочаться и хныкать дочка. Она попросилась на горшок, но пописать никак не могла и все время плакала. Я поняла, что ей больно. Она подтвердила.

Малышка очень хотела спать, но уснуть не могла. Было видно, что ей плохо, она периодически вскрикивала от боли. А я никак не могла понять, что происходит и как ей помочь. Прошло какое-то время, и я сообразила, что речь скорее всего идет о цистите или каком-либо другом воспалении в мочевыводящей системе. Я решила использовать, что было - приложила теплую грелку к ее животу. Ей стало легче, и она стала засыпать.

А я задумалась о сути симптома. Теоретически я его знала: в природе, занимая новую территорию живые организмы метят ее. В случае, если это не удается, в мозг поступает сигнал: «я не могу попасть на свою территорию, не могу ее полноценно пометить, чтобы никто на нее не покушался».

Я задала себе вопрос: где я недавно проживала драматичный территориальный конфликт, отозвавшийся в теле дочки, и сразу же сопоставила его содержание с событиями, которые происходили только что. Я поняла, почему тело моего ребенка среагировало таким образом, это действительно было драматично и нерешаемо для меня какое-то время.

Территориальный конфликт, который мы проживали с мужем, нашёл отражение в головном мозге нашей дочери, и он стал искать решение за счет мочевыделительной системы. В результате чего у Арины возникли болезненные симптомы.

Поняв это, я рассказала нашу историю спящей дочери и сказала, что уже все решено, папа и мама всё уладят и разберутся, ей не о чем беспокоиться, это не её проблема.

Ночь прошла спокойно. Дочка не просыпалась и утром встала в хорошем настроении, больше ни разу не вспомнив о беспокоящем ее накануне симптоме.

Вот так быстро могут проходит заболевания, когда вы точно знаете их причину, хотя знаю, что цистит может длиться неделями, а то и годами».

Вот такой случай. Спасибо Наташе за демонстрацию. В практике часто наблюдаю похожее в разных вариантах. И тут задумаешься: а если бы Наташа не обратила на это внимание, если бы не сопоставила психические и соматические моменты, как надолго бы мог затянуться симптом, дал бы он знать о себе уже во взрослом возрасте в аналогичной ситуации территориального конфликта? И еще вопрос: когда я проживаю биологический конфликт, как он попал в мою нейронную сеть изначально, что определило эту реакцию во взрослой жизни? Эти вопросы здесь имеют риторический статус, но в практике они стоят и получают свои ответы.

По этому случаю от себя добавлю:

Наташа прожила типичный биологический территориальный конфликт, с точки зрения Биологики (один из современных психосоматических подходов). С точки зрения всё той же Биологики, биологический конфликт отличается от психологического, для его появления и включения тканей тела в поиск решения, нужно, чтобы психологический конфликт обладал рядом качеств, в частности, был очень драматичным именно для этого человека (у нас у каждого особая чувствительность к определенным конфликтам), нерешаемым и не осознавался.

Почему биологический конфликт возник именно у ребёнка? Очевидно, что ребёнок присоединился к переживаниям матери в семейном поле, чувствуя ее бессильный гнев (он - основа территориального конфликта). Дальше именно мозг ребёнка нашел биологическое решение для этой ситуации – усилить орган, отвечающий за метку своей территории. Предполагаю, что для мамы эти переживания просто не были столь драматичны как для ребёнка. Но видела и случаи, когда в семье болели оба - и родитель, и ребёнок одновременно или по очереди.

Почему симптоматика возникла, когда Наташа успокоилась? Потому что симптомы воспаления и боль в этих эктодермальных тканях возникает на постконфликтной фазе, то есть когда конфликт уже решен. При затяжных и хронических течениях речь идет о возобновляемом внутреннем конфликте (рецидивах), это бывает, когда, по сути, конфликт не решен, просто человек находит временное облегчение.

Наташа как профессионал поступила абсолютно грамотно. Она там же в бессознательном предложила дочке её решение. Для самой Наташи конфликт решился с сообщением мужа, а ребёнку было важно помочь маме решить территориальный конфликт, и Наташа сняла с него эту задачу тем разговором во сне (проверенная практика). Бессознательное ребёнка успокаивается, конфликт завершается полностью, уходит напряжение и ткани тела восстанавливаются без рецидивов. Мама тоже делает необходимые шаги для окончательного решения внутри себя этого конфликта, так как благодаря симптому ребёнка, конфликт для неё был очевиден и ждал решения. Наташа говорила со спящей дочкой - подключать её сознание необходимости нет, сознание подключает мама, чтобы привести к успокоению себя и ребёнка.

К слову скажу, что Наташа большой профессионал в работе с молодыми и будущими мамочками, в частности по психосоматическим вопросам. Очень ее рекомендую.

Еще раз дам ссылку:

в соцсетях найти Наташу можно здесь:

instagram.com/coach4mom

https://m.facebook.com/nataliabragacoach/

Обращу внимание: Наташа ведет удивительный, мощный тренинг по «добаюкиванию внутреннего ребенка», на котором на телесном уровне внутренний ребёнок может получить новый опыт взаимодействия с любящим родителем и освободить именно тело от старых травм развития и расщепления.

Ссылка на тренинг: https://coach4mom.ru/trening-dobajukivanie

Надеюсь, в этой небольшой статье я ответила на ряд вопросов, связанных с болезнями детей, их часто мне задают, буду делать сюда отсылку. Конечно, дети могут проживать и свои биологические конфликты, но они довольно просты в понимании и примитивны по сути, как и наше сознание в этом возрасте: не могу получить, что хочу (тонзиллиты), «чувствую в атмосфере что-то, что мне не нравится (насморк), «не могу переварить, как со мной поступают» (животик болит) и пр. Что касается более сложных, партнерских, социальных конфликтов, в частности территориальных, надо смотреть, но скорее всего речь идёт о перенятом конфликте взрослого.

Я предполагаю, что пройдет не так много времени и мы получим полное нейрофизиологическое описание механизма передачи эмоций от родителя ребенку, в частности, копирование чувств и внутренних конфликтов в утробе матери (например, в ситуации, когда ребёнок рождается и проживает жизнь исходя из чувств матери или нерожденного до него ребёнка – периодически встречаю на практике). Про существование зеркальных нейронов человечество понятия не имело еще 80 лет назад, не говоря уже про существование потом открытой целой зеркальной системы, в которую, оказалось, включены несколько полей головного мозга из разных зон (кому интересно пришлю видео описание это системы, напишите). Сейчас мы о них знаем и механизм эмпатии уже не выглядит мистичным и непонятным. Так же как, например, механизм формирования намерений, получивший исследовательские доказательства в области квантовой физики, а до этого казавшийся эзотерической мистикой, наблюдаемой только в практике некоторых людей – а за этим, оказывается, стоят целые закономерности.

Буду рада, если этот материал окажется полезным и поможет другим взрослым и детям выйти из своих конфликтов!


Будьте здоровы!

Просмотров: 487Комментариев: 4

Клинический психолог

Психосоматолог

Консультант по Биологике

Исцеление воспоминанием

Эмоционально-образная терапия

© 2016 Мария Ракитина