Поиск
  • Мария Ракитина

Мой взгляд на ситуацию с вирусом



Друзья, здравствуйте!

Откликаюсь на ваши просьбы поделиться тем, как я смотрю на нынешнюю ситуацию с вирусом. Если это действительно для кого-то это окажется полезным, буду рада.

Я не вирусолог, не врач, не эпидемиолог, рассуждать на эту тему профессионально с этих позиций не могу. Я могу только описать, как я проживаю сама это время, как смотрю на ситуацию и какие мои взгляды лежат в основе моих ответов людям, которые звонят, пишут мне в панике от существующих симптомов или ситуации.

Опишу это с двух позиций – с позиции просто человека, оказавшегося со всеми в этой ситуации, и с позиции психосоматолога.

В целом в семье мы живем позитивно, тепло, со сдержанностью, адекватной тому, как я представляю нынешнюю ситуацию. А я представляю, что есть в этом всем вещи очевидные, а есть не очевидные. Частично я понимаю, что происходит, частично - нет. Мне сложно объяснить нынешнюю ситуацию естественными процессами, поэтому иногда склоняюсь к рассуждениям, что это может быть результатом какого-то внешнего химико-биологического воздействия, на которую тело реагирует. Но я отдаю себе отчёт, что это только мои мысли на тему. И кроме того, так как это все-таки вирус и бактерия, значит на него распространяются психосоматические принципы (об этом будет ниже).

В семье мы приняли решение временно изменить обычное течение жизни, остановиться, осуществить адекватные защитные и профилактические действия, плюс посмотреть на некоторые вещи по-другому. А дальше посмотрим - к чему это приведёт, что изменится внутри и снаружи, и потребуется ли дальнейшая более глобальная перестройка и меры.

1. Как смотрит на ситуацию мой внутренний философ

Я серьезно отношусь к вещам, когда жизнь вдруг тебя резко останавливает и говорит: посмотри, здесь есть для тебя что-то новое, и избежать этого не получится.

Мой внутренний философ убежден уже много-много лет, что такие события не случайны. Опыт показал мне это очень ярко пару раз. В моё мировоззрение уже основательно встроен этот элемент духовно-философских взглядов на вещи.

И эти взгляды говорят о том, что все случайное отнюдь не случайно по своей сути.

Как я вижу ситуацию сейчас. Если в целом, человечеству вдруг сказали стоп. Остановись, человек! Резко. На скаку. Ты все можешь потерять. Твой мир под угрозой. С точки зрения некоторых духовных направлений, для этого раньше в мир приходили войны. Сейчас при «синдроме годовщины» великой отечественной мы проживаем это мягче. Но все гораздо масштабнее - затронуты все, никто не избежал этого урока, внешнего выбора нет ни у кого. Только внутренний.

И человек остановился. Бежал, бежал. И вдруг резкое «СТОП».

Остановись, человек. Куда бежим? За чем? Что давно не замечаешь, пробегая? Кто ты? Кто с тобой рядом? Видишь ли ты близких? Ты вообще был когда-то рад, что они рядом? Что вообще для тебя ценно на самом деле? Ты помнишь, что умрешь и в жизни временно? Что за это «временно» ты здесь хочешь?

Это все лично моя духовная философия. Отвечая себе на подобные вопросы в разные моменты жизни, я росла, избавляясь от ненужного и возвращая в свой мир то, что мне на самом деле нужно.

Сейчас особое время, по моим наблюдениям - время элементарных ценностей. Ценность семьи, близких, людского общения. Таких обычных ценностей, которые мы не привыкли замечать. А они оказываются такими незаменимыми. Камеди клаб онлайн уже не такой смешной, тусовка по скайпу не такая душевная и пр.пр.пр.

Ну и так далее. Не буду больше загружать вас своим. Ищите ваше при желании.

Основная моя мысль: из каждой ситуации можно вынести то, что сделает нас глубже и счастливее. А из такой стрессовой уж точно. Главное, задаться нужными вопросами.

2. Как смотрит на ситуацию мой профессиональный психосоматолог

Он смотрит более приземленно и субъективно. Для него важным элементом любой ситуации болезни является внутренняя картина этой болезни. О ней говорил и, собственно, ввел этот термин Роман Альбертович Лурия - советский учёный-медик, организатор здравоохранения, доктор медицины, профессор и папа Александра Романовича Лурия - родоначальника нашей советской нейропсихологии.

Так вот. Каждый специалист в области психосоматики знает Романа Лурию и знает, что внутренняя картина болезни (ВКБ) способна как вытащить человека из неё, так и запереть в болезни надолго или даже навсегда, превратив ее в хроническую и приведя к смерти.

ВКБ - это совокупность представлений человека о своём заболевании, оценка моей болезни, ситуации ее вызывающей и того, что лично меня может привести к здоровью. Другими словами, это образ болезни. И именно он определяет ее развитие и течение. Сюда же точно вписывается вся теория плацебо – я своим отношением к препарату определяю его влияние на моё здоровье и выход из болезненного состояния.

То есть я сейчас говорю о том, что внутри меня есть мой собственный, внутренний, неосознаваемый образ того, что происходит. В частности, образ взаимодействия моей иммунной системы с вирусами и бактериями. И даже если имеет место внешнее воздействие, мы имеем дело с вирусом и бактерией и проживаем болезнь.

И если мы проживаем это тяжело или боимся прожить это тяжело, мы можем заглянуть в неосознаваемую до этого сферу – в мой внутренний образ этого процесса – на внутренний образ моего тела, его защитных систем и вируса – и постараться на нее позитивно повлиять.

И очень часто это влияет на личность в целом, убирая старые родовые и семейные программы и реакции, и встраивая внутрь необходимые решения.

С точки зрения психосоматических подходов, именно внутренний образ болезни определяет то, как человек проживает свою болезнь (любую). Один человек среагирует на вирус так, а другой иначе. Кто-то будет иметь сложности с дыханием, а кто-то вообще пройдёт контакт с микроорганизмами бессимптомно.

Ее течение будет зависеть от моего восприятия, моих страхов, представлений о последствиях, моего ощущения силы-бессилия и пр. И это не просто мысли о болезни в мыслительной части коры, это неосознаваемые до этого ощущения в подкорке, которые являются запрограммированным следствием динамик моей родовой и семейной системы.

Да, мы копируем модели отношения к агрессорам, к болезням, ситуациям, и властям. И это часто дает о себе знать в психосоматических работах. В нас может проявиться бессилие бабушки перед властью, бессилие деда перед нападением фашистского захватчика, бессилие внутреннего ребёнка перед материнской агрессией и т.д.: «Я не могу противостоять такой угрозе, такому нападению, такому агрессору». А вирус с агрессором в культуре перепутан капитально. Хотя, по сути, он таковым не является – у вируса нет своего желания напасть, убить, захватить. Мы проецируем на него человеческие мотивы. Вирус просто есть и управляется природой или чем-то, что сложно материалистически объяснить.

Да, из рассказов, мы знаем случаи, когда вирус идентифицировался с агрессором, так как использовался как биологическое оружие.



Но это, конечно же, не вирус сам по себе. Он просто микроб.

А глазки ему в мультфильмах пририсовывает человек.


То, с кем мы ведем войну, если ведем – это человеческая проекция.






К чему я веду? К тому, что я при желании могу влиять на внутренний образ моей возможной или существующей болезни, облегчая ее течение, снимая симптомы или погашая существующую тревогу. Для этого мне нужно понять ее источник и повлиять на него.

В целом сейчас ситуация сверх-стрессовая, а в них, как известно, распаковываются старые страхи, вылезают старые травмы и жизненные сценарии, которые до этого казались уже хорошо вытесненными и упакованными. Поэтому описывать конкретные случаи восстановления людей и психосоматической помощи я не буду – у каждого сейчас свое и оно требует вашего индивидуального внимания. Сориентирую в целом, на что можно обратить внимание и чему внутреннее дать поддержку.

По опыту я выделяю три принципиальные точки во внутреннем образе болезни (существующей или ожидаемой).

1. Образ (= восприятие) моей иммунной системы

Кто-то воспринимает иммунную систему как непреодолимую внутреннюю силу и говорит, например: «Я вообще не болею и в этой ситуации что-что, но вирус меня не пугает. Меня пугает власть, запреты, ограничения, крах бизнеса и так далее». По опыту эти страхи тоже системно определены, и с этим тоже можно работать, но образ иммунной системы здесь сильный и отсюда восприятие болезни по типу «придёт – справлюсь».

А у кого-то образ иммунной системы сдаётся сразу. Тогда человек напуган, чувствует страх за жизнь, бессилие, иногда даже отчаяние как её высшее проявление. И вот здесь есть смысл себе помочь и поддержать свою иммунную систему, поскольку если человек с таким восприятием заболеет, его внутренняя картина болезни, наполненная страхом, может усугубить его состояние и привести на больничную койку.

Поддержать иммунную систему можно двумя путями:

Внешняя поддержка.

Если чувствуете, что сдаётесь, что слабы перед нынешним вирусом, лучше принять дополнительные меры безопасности – изоляция, средства, которым вы доверяете, следование специалистам, которым вы доверяете. Все это в вашем распоряжении и все это даст ощущение большей безопасности и защищенности.

Внутренняя поддержка.

Здесь можно поработать с образом иммунной системы, посмотреть, откуда идет ее слабость, образ кого из семейной системы в какой ситуации спроецирован на иммунную систему, с кем ассоциированы защитные силы вашего организма.

Проработать это, разделиться со старым опытом, вернуть образ своей иммунной системы в реальность, вернуть ей ее собственную природную силу и разрешить защищать вас как ей положено по природе вещей.

2. Образ (= восприятие) источника болезненного состояния (вируса, бактерии или их гибрида)

Этот образ тоже у всех разный. У кого-то это атакующий агрессор, пришедший в этот мир с захватническими помыслами. У кого-то восприятие более биолого-реалистичное по типу: «Ну да, микроб, ну да, существуем в этом мире вместе, ну да каждый год мы как-то подстраиваемся друг другу и тогда нужны меры определенные, но подстроимся как всегда, организм справится». При этом опять же человек может переживать на какую-то параллельную тему – власть, СМИ, биологи, военные, враги. Но образ микроба довольно спокойный.

Если внутренний образ микроба агрессивен или имеет другие человеческие черты, он, скорее всего, имеет проекцию. И ее тоже полезно изучить. Цель – убрать с микробов свои проекции и семейные динамики. Микроб – это только микроб. Если даже за ним стоит какая-то история и в какой-то войне он, например, был привнесен в мир во время военных действий, он ведь тоже остается всего лишь микробом. С ним-то не нужно бороться, с ним не надо воевать, он просто микроб, себя нужно просто адекватно защитить. Про это смотрите пункт 1 – адекватные меры – внешние и внутренние.

3. Образ (= восприятие) моего тела, его тканей, бронхов, лёгких и пр., что будет меняться под действием микроба

При изучение внутреннего образа (восприятия) своего тела, мы сталкиваемся с большой темой – моих границ и территории. Кому позволено было нарушать мои границы, кому позволено посягать на мою территорию, перед кем я не могу закрыть свои границы и территорию? Мама, папа, сильный агрессор, власть, авторитет, кто-то слабый, наоборот?

Все это будет иметь проекцию сюда, в тему, где человек сталкивается, когда чувствует, что границы его тела под угрозой. Ощущает он это снова через страх – страх усиливает проявление симптомов, особенно дыхательных. Это его область – область страха.

Главный вопрос при поиске решения для этой темы: ради чего, на каком психическом механизме я позволял когда-то своим границам уступать место агрессору? И что делать, чтобы это прекратить сейчас.

Скажу пару слов просто для расширения кругозора: агрессор – это далеко не всегда кто-то злой и гневный. Агрессия – это не злость, не эмоция. Агрессия – это действие по захвату территории. Агрессор бывает очень добрый, например, ласковая, понимающая, любящая мама, вторгающаяся по какой-то причине во внутренний мир дочери и устанавливающая на этой территории свои порядки. Самый тяжелый для сопротивления агрессор – это родитель, которого жалко, или перед которым под действием каких-то причин внутри сформировался долг.

Действия по защите границ также могут быть внешние и внутренние.

Внешние в данной ситуации направлены на закрытие своих внешних границ, та же изоляция.

Внутренние направлены, как правило, на психологическую проработку проекций и освобождение образа микроба от образа того, для кого ваши границы когда-то по той или иной причине стали открытыми. После этого вирусу можно очень метафорично сказать: «Это не моё, я это не принимаю внутрь себя. Даже если кто-то болеет, так как пережил свой внутренний конфликт страха за жизнь, я это не принимаю. Это не мой страх, я этот конфликт не проживал, чужие страхи, чужие конфликты я не принимаю внутрь себя».

При проработке этих моментов внутренняя картина угрожающей болезни меняется. Уходит при этом вирус – нет, конечно, но его образ в моем внутреннем мире становиться не столько пугающим и опасным.


Вы заметили, что с какой бы стороны я не смотрела на эту ситуацию – с духовно-философской или психосоматической, это ведет меня к новым вопросам и моей трансформации.


Ситуация тут же наделяется для меня смыслом, открывает новые возможности для того, чтобы стать еще немного другой и посмотреть на себя и мир по-другому. И в этом новом сейчас лично я вижу, как мне нужны люди, как ценна наша связь с близкими, как здорово просто побыть рядом, как мы все дополняем друг друга в мире, и как меня больше не раздражает толпа людей на площади Сан Марко.

Остаемся на связи!

Очень вас люблю, ценю и виртуально обнимаю!

С уважением, Мария Ракитина

Просмотров: 2,098

Клинический психолог

Психосоматолог

Консультант по Биологике

Исцеление воспоминанием

Эмоционально-образная терапия

© 2016 Мария Ракитина