Поиск
  • Мария Ракитина

Живая практика. Рак шейки матки (дисплазия, эрозия, лейкоплакия): случаи восстановления

Пост обновлен февр. 17

Что такое шейка матки, где находится, биологическая функция


Для того, чтобы наглядно понять, о каком органе идет речь, привожу эту схему:

Шейка матки действительно похожа на шею, соединяет влагалище с маткой, внутри представляет собой полую трубочку – цервикальный канал.

Шейка матки задействована в сексуальной жизни, в процессе зачатия и в родах. Если метафорично, ее функция – принять внутренний сексуальный контакт с фаллосом партнера, встретить его, защитить матку в случае необходимости, взять нужное от контакта в матку, вывести ненужное из матки. Эти функции так или иначе имеют отражение переживаниях, способных изменить ткани шейки матки, так как, с точки зрения психосоматики, симптомы не являются случайными, имеют свой смысл, и он связан с функцией органа.


Шейка матки делится на две части:


влагалищная - выходит в полость влагалища и выстлана плоским эпителием


(оговорка для слушателей школы психосоматики: плоский эпителий как наружней кожи, так и внутренних выстилок органов имеет эктодермальное происхождение, а значит отвечает за контакт с окружающей средой, в данном случае за сексуальный контакт);


надвлагалищная – внутри нее есть цервикальный канал, который выстлан железистым (цилиндрическим) эпителием


(оговорка для слушателей школы психосоматики: имеет энтодермальное происхождение, а значит отвечает за принятие внутрь чего-то жизненного важного или, наоборот, за вывод чего-то опасного для жизни). Помним, что все железистое обязательно вырабатывает что-то нужное организму. В цервикальном канале вырабатывается слизь. Через этот канал что-то входит и выходит из матки. И при помощи вышеназванной слизи этот процесс регулируется.


Есть также область шейки матки, где плоский эпителий влагалищной части меняется на цилиндрический эпителий цервикального канала. Ее так и называют – зона трансформации.


Биологика изменений в шейке матки


С точки зрения Биологики (одно из современных психосоматических направлений), чтобы у женщины возникли изменения в тканях шейки матки, она должна пережить соответствующий биологический конфликт (внутренний конфликт, обладающий определенными свойствами, способными перевести его на уровень биологии). У каждого симптома в теле есть биологический смысл, направленный на решение внутреннего конфликта в основе симптома силами уже биологии, так как психика решения найти не может. Этот биологический конфликт связан с биологической функцией органа, иначе он бы не включился в поиск решения на этом уровне. Как мы уже говорили выше, биологическая функция шейки матки и ее плоскоклеточной выстилки эктодермального происхождения касается контакта с сексуальным партнером и чувства принадлежности партнеру.


Соответственно, если мы видим изменения в шейке матки, с точки зрения Биологики, мы предполагаем, что женщина пережила биологический конфликт спаривания следующего примерного содержания:


- или драматичные переживания по поводу невозможности полноценного контакта с партнером:


«я не чувствую, что принадлежу партнёру, чувствую себя ненужной, нежеланной, мной пренебрегают»

«я не принадлежу никому, я никому не нужна»

«я не способна иметь полноценный, глубокий контакт с моим мужчиной».


- или переживания по поводу невозможности забеременеть из-за отсутствия надежного партнера и сексуального контакта с ним


Теперь к практике


И в случаях дисплазии, и при карциномах на практике в процессах психологического разбора причины, стоящей в основе этих симптомов, встречаю похожее:


1) В детстве девочка, как правило, проживает в той или иной форме сомнение: нужна ли я своей маме (в основном), папе, семье. Иногда при более детальном анализе это приводит на одно-два-три поколения назад - в поколенческие, семейные истории, в которых произошло что-то тяжелое, что стало в последствии основой для душевного холода мамы, например, ее отстраненности от семьи, внутренней включенности во что-то другое, невозможности дать ребенку опыт любви и поддержки, подавления чувства любви и привязанности к детям.


2) Непрожитая, вытесненная, скомпенсированная защитами, неосознанными решениями, принятыми в детстве, боль в отношениях с матерью (собственно, вместе с интроектом мамы внутри – моделью ее поведения) переносится на партнера и во взрослой жизни продолжается надежда удовлетворения этой потребности в тепле, любви и принадлежности и старая затаённая боль.


3) То есть в отношения с партнером эта женщина уже заходит с чувством своей неполноценности для любви, несет в себе это возможное чувство ненужности, что ей могут пренебречь, отвергнуть ее. И при этом она ждёт от партнера очень много, надеется, что он исцелить ее травму, что она получит то неполученное. И она вкладывает в него свои ожидания, надежды, которые заставляют ее терпеть, подстраиваться, прощать то, что порой для полноценных партнерских отношений прощать нельзя.


4) Крушение этих надежд часто и запускает соответствующий биологический конфликт. Ощущение, что «я не могу это решить, изменить и справиться с этой болью отверженности, отсутствия принадлежности и теплого контакта", делает конфликт сверхдраматичным и нерешаемым для того, чтобы он перешел на уровень биологии.


Остальное будет уже нюансами.


Давайте рассмотрим несколько конкретных случаев – какой конфликт приводил к серьезным изменениям в шейке матки.


Случай 1: Рак шейки матки


Екатерина, диагноз «рак шейки матки», на момент обращения проходила радиоволновое лечение заграницей. Обратилась по рекомендации с желанием разобраться с причинами этих изменений, чтобы ускорить выздоровление и не допустить рецидивов заболевания.


При работе с Катей симптом сразу проявил много вытесняемой боли от эмоционального холода, чувства ненужности, которые Катя проживала еще в детстве в ее родительской семье. «Я точно знала, что не нужна своей маме, что зря родилась» - рассказывала Катя в процессе работы.


(оговорка для моих коллег в области ЭОТ: образ симптома сразу ясно отразил эти переживания в виде мягкой ткани, собранной во что-то овальное, которое пыталось вобрать в себя желеобразную темно-бордовую субстанцию и смахнуть потом в канализацию, где ее место. И образ ткани, и сами её действия говорили о попытке вытеснить какие-то детские (образ желе) неприятные (тёмные) чувства отверженности, которым нельзя было существовать внутри (канализация).


Я: Что тебе так неприятно вспоминать, Катя? Что бы ты с удовольствием выбросила в канализацию как часть дерьмового опыта?


Катя (сразу со слезами): Ощущение, что для меня нет места. Что я какая-то лишняя что ли…

Я точно знала, что не нужна своей маме, осознала однажды лет в 10, когда шла в школу: я ей не нужна!


Казалось бы, отношения с мамой так далеко, Кати сейчас уже 30 лет, почему симптом уводит туда. Ответ в теории фазы программирования (писала про нее много, в блоге есть 2 большие статьи точно). Там, в прошлом, заложилась неотреагированная и нерешенная травма длительного отвержения, обросла защитами, компенсациями, принятыми решениями и сценариями, которые Катя принесла во взрослую жизнь. Что же было в ней?


А в ней - в самостоятельной взрослой жизни - Катя неосознанно выбирает и входит в отношения с партнером особого эмоционального склада, похожего на материнский (по образу и подобию, как я иногда говорю). И дальше в течение длительного времени она проживает то же отвержение, но уже партнером. Они жили вместе все это время, но он часто вел себя холодно, отстраненно, говорил, что вряд ли жениться, настоял на абортах вначале отношений. То есть Катя снова столкнулась с ощущением «я не принадлежу ему на самом деле, на самом деле я не нужна».

Потом постепенно всё стало налаживаться (понятно, что у мужа была своя детская травма отверженности и отсюда его поведение с Катей). Со временем муж стал проявлять больше тепла, показал, что Катя для него единственная, родилось 2 детей, которых муж уже хотел, на второй даже настаивал. И после рождения второго ребёнка болезнь дала о себе знать, был поставлен диагноз.


(оговорка для слушателей школы психосоматики: после родов началась постконфликтная фаза, именно проявления этой фазы в тканях эктодермального происхождения дают такой диагноз. Но так как внутренний конфликт в корне не решается, наступает зависшее восстановление и развитие симптоматики при чередовании фаз).


Решение данного конфликта лежало в области возврата себе ощущения своей ценности, включая женскую, которое было утеряно в детстве. Единственным способом для Кати ощутить свою истинную ценность было дать это ощущение самой себе через образ внутреннего ребёнка. Катя внутренне дала поддержку своему внутреннему ребенку, уверила, что никогда не сольет его в канализацию, не оставит, не бросит, не поступит с ней так, как поступала мама, а наоборот – будет поддерживать, давать тепло, любовь и заботу. В работе с Катей имел место и анализ того, откуда в маме был этот холод и поколенческая травма тоже нашла свое признание, после чего Катя смогла разделиться с ней. После этой работы она почувствовала свою самодостаточность и независимость, что убрало груз с ее отношений с партнером.


Случай 2: Дисплазия шейки матки с одновременным ВПЧ


Марина, 42 года, дисплазия шейки матки, ВПЧ, на консультацию ко мне попала по рекомендации после слов врача «за этим надо очень пристально следить, может перейти в рак», с желанием разобраться в психологических причинах и остановить процесс изменений в тканях шейки матки и влагалища.


В работе тут же через образы проявляется постоянное чувство отверженности партнерами, сопровождающее Марину «по жизни». Симптоматика появилась после отношений с последним партнером, который, узнав про беременность, обвинил Марину, что ребенок не его и ушел от неё.

Если бы с этими действиями столкнулась женщина без соответствующего программирующего конфликта, она восприняла бы ситуацию легче, не безразлично, конечно, но без того уровня драматизма, который перевел внутренний конфликт в ткани тела. Но в случае Марины программа имела место и она тоже проявилась в работе как поколенческая нерешенная травма брошенности, с которой столкнулась прабабушка Марины. Она с детьми была оставлена мужем, который ушёл к другой женщине в тяжелое голодное время и ей пришлось одной бороться за жизнь детей и свою. Конечно же, эта травма в то время не была озвучена, отреагирована, в дальнейшем обросла выводами о мужчинах и отношениях, компенсациями, предписаниями, принятыми глубоко решениями, переданными в воспитательном процессе дальше. В частности, предписание «не сближайся», «не доверяй», «не люби».


Семейные истории довольно часто дают о себе знать при работах с симптомами как источники существующих в нас внутренних конфликтов. Иногда не сразу, иногда сразу на первой встрече. Выйти из этих историй результативнее всего через моё новое решение для моей проблемной ситуации, которая резонирует с ситуацией далекого прошлого. Внутри моей психики после осознания и принятия всех моих чувств появляется решение. И теперь оно есть для всех. И тех, кто отстраняясь от чувств, не смог его найти тогда.


В ситуации Марины это можно описать так: Марина принимает новое решение – как реагировать на расставание с партнером по-другому, как обойтись с отвержением, вернув и использовав свои ресурсы . А дальше внутри себя она может разрешить и всем проявленным образам в системе поступить так же: "ты тоже можешь вернуть свои ресурсы, дать себе поддержку, быть счастливой, разрешить миру позаботиться о тебе и детях, принять эту заботу и так далее..."



Случай 3. Рецидивирующая дисплазия шейки матки, в анамнезе рак шейки матки, на момент обращения рекомендовано удаление.


Анна, 37 лет. Разобраться с тем, что стоит в основе симптома и помочь себе окончательно восстановиться, ее подвигнул страх потерять матку, так как после прошлых восстановлений через какое-то время злокачественный процесс возобновлялся. Не замужем, рожденных детей нет. В себе отметила сложности в отношениях с мужчинами, «желание сбежать из отношений». На момент появления симптома и постановки диагноза закладывались новые отношения. Изучая психосоматические материалы, Аня связала эти вещи и решила исследовать и глубоко разобраться в вопросе.


При работе с Аней становится очевидным, что в основе ее симптома лежала травма тяжелого расставания с женихом, который ее бросил. Аня на много лет осталась в душе с нереализованными надеждами, ожиданиями, которые она в него вложила (речь про метод возвращения эмоциональных инвестиций Н.Д. Линде – прим.автора), с ощущением своей ненужности, несостоятельности. Это расставание усилило принятое Аней еще в детстве решение: «не сближайся – это больно, тебя невозможно искренне любить». Кроме того, произошел отказ от женского себе, так как оно причиняет боль, Аня заменила его на мужскую модель жизни.


Источник всех этих надежд, возлагаемых на партнера, моделей зависимости и предписания «не сближайся» также находился в детском опыте Ани, где ей приходилось взаимодействовать с отстраненной, холодной мамой и чувствовать себя ненужной. Кроме того, как это часто бывает - испытывая жалость к маминой истории детства, Аня интроектировала мамины чувства внутрь себя и взяла на себя заботу о ней и ответственность за ее холод: «Я должна подстраиваться, менять себя, заслуживать, давать, чтобы получить мамину любовь». Это и перенеслось в отношения с партнером, вызвав в дальнейшем соответствующий биологический конфликт. Ощущение брошенности, ненужности партнеру – было воспоминанием о детской травме, которую внутренний ребенок Ани не смог тогда пережить и исцелить, все это обросло защитами, компенсациями, принятыми решениями, выводами. И когда она во взрослом возрасте все же нос к носу столкнулась с похожей ситуацией отвержения, она восприняла это столь драматично и нерешаемо, чтобы возник биологическим конфликт.


Для полного восстановления и остановки рецидивов Ане нужно было в корне решить этот конфликт, то есть все так же проработать отношения с мамой: забрать «внутреннего ребенка» из той ситуации, дать ему любовь и тепло, в котором маленькая Аня нуждалась тогда, уверить, что «я тебя никогда не брошу, всегда буду с тобой», дать новые предписания по типу «сближайся, открывайся, развивайся, это безопасно, я тебя поддержу и защищу», «ты не несешь ответственность за то, как мама распоряжается своей силой и счастьем».


А после этого проработать уже и отношения с партнёром: забрать вложенные в него ожидания, надежды, части своей души и отдать ему причиненный вред (там он реально имел место), а также его надежды, ожидания и части души, например, «я больше не принимаю твою агрессию и твое пренебрежение, я с ним не борюсь больше, я их возвращаю».


Выдержка из нашего диалога:


- Аня, ты понимаешь как много своей энергии ты вложила в своего жениха? Энергии надежд, ожиданий, ощущений.


- Да, там очень много меня!


- О, даже так? А сколько?


- Не знаю…(после раздумья) там я замужняя и счастливая, он обнимает меня, смотрит так…..(Аня неожиданно начинает плакать)… его такие сильные руки, да…сила, я защищена…


- А что вызывает такие слезы сейчас? Ведь прошло так много лет, почти 20!


- Не знаю. Мне так горько!!! …… это очень больно….(плачет)


- Почти 20 лет прошло, а ты так горюешь. Этому есть одно объяснение, о котором мы в общем-то сейчас и говорим. Похоже, ты инвестировала свое чувство счастья, защищенности и образ себя замужней в своего несостоявшегося жениха и теперь оплакиваешь и горюешь по этим своим чувствам, этим частям себя. И замуж больше не можешь выйти, потому что ты замужняя тоже осталась рядом с ним.


Аня задумывается.


- Да, наверное. Я не знаю, как это происходит, но я больше никогда не видела себя выходящей замуж. Я думала, это из-за нежелания контактов, о которых мы говорили.


- Предписание «не сближайся» тоже имело место в твоей жизни. Это все связано и требует отдельного внимания. И новое предписание, которые уже не будет компенсировать детскую травму холодного отвержения. И возврат своей энергии из законченных отношений. Проведем эксперимент по возврату себя себе любимой?


- Да!! Конечно!

(привела эту выдержку для демонстрации того, как много нас может остаться в законченных отношениях)



Итак, подводим итоги: что общего во всех этих случаях


Первое. Как вы видите практика подтверждает, что к изменениям в тканях шейки матки приводят конфликтные ситуации с партнёром, проблемы с принадлежностью ему (реальному или потенциальному), с ощущением что я его, я принадлежу, я ему нужна. Это сопровождается ощущением брошенности, оставленности, ненужности, нежеланности для партнёра. Сам орган и его функция в теле тоже может дать такую подсказку, ее всегда можно использовать, но при работе с образами в этих подсказках нет такой острой необходимости.


Второе. Эти внутренние конфликты, приводящие аж к биологическому конфликту в силу своей сверх-драматичности и нерешаемости, как правило, имеют источник в детстве в отношениях со значимым отвергающем, холодным взрослым. Как следствие, возникает ощущение собственной ущербности и неполноценности: «если меня не любят, значит, со мной что-то не так». Непрожитая, вытесненная боль в отношении матери сохраняется, а образ матери переносится на партнера и внутренний конфликт с попыткой закрыть старую потребность продолжается во взрослой жизни.


Третье. Часто происходит отказ от женского в себе, выбор мужского стиля жизни, а также принятие решения сильно «не сближаться». И то, и другое, направлено на избегание боли, чтобы не сделать свою неполноценность очевидной для другого. Предписание «не сближайся», конечно, может быть получено и от мамы, но ребёнок вполне может неосознанно дать его себе сам.


Четвертое. Для развития высокой степени дисплазии, а тем более карциномы шейки матки требуется долгосрочное игнорирование себя и своей травмы. Ну что ж, при таком симптоме придется на нее посмотреть и разрешить навсегда.


Сделаю в этом пункте еще пару оговорок, которые кому-то могут пригодиться.


- Болезни шейки матки делятся на те, которые не связаны со злокачественными процессами; на дисплазии = есть участки с атипичными клетками (изменена их структура), но без злокачественных изменений; и на злокачественные изменения клеточной структуры (рак, карцинома). В этой статье речь шла о последних двух видах изменений, то есть о сильных, запущенных эмоциональных состояниях и их игнорировании, что приводило к сильным изменениям в теле и тяжелым диагнозам.


Но эта тема принадлежности мужчине относиться и к другим, не злокачественным и не пугающим, изменениям в шейке, просто степень как симптомов, так и переживаний будет не такой высокой. И всю приведенную информацию можно использовать для этих симптомов тоже.


- Кроме того, в медицинской практике при изменениях в шейке матки врача может заинтересовать наличие заболеваний, передающихся половым путем, а также вируса папилломы человека (ВПЧ). Предполагается, что некоторые штаммы ВПЧ провоцируют дисплазию и рак шейки матки. Психосоматологу это говорит о том, что все эти процессы, изменения в тканях и вирусы близки по своей сути, с психосоматической точки зрения, и могут быть связаны с теми же самыми биологическими конфликтами принадлежности, нужности, желанности для партнера. Что и подтверждает практика. См., в частности, пример 2.


Конечно, во всех этих случаях были свои нюансы. Где-то акцент требовался на возврате инвестиций, где-то на возврате причиненного вреда, на осознании семейной тайны в основе, на возврате женского, на принятии и поддержке внутреннего ребенка, на даче новых предписаний и пр.пр.пр. Все эти вопросы поднимаются веером в процессе работы в своей очередности и по своей необходимости. Но всегда есть общее, которое объединяет все случаи работы с определенным симптомом. И здесь это общее именно в принадлежности партнёру и ощущении своей неполноценности для этого, что имеет свои корни в прошлом.


В двух из перечисленных случаев женщины полностью восстановились. Результат устойчивый. В третьем случае женщина еще ждет последнего исследования, но настрой позитивный, так как болезненные ощущения и страхи ушли, ничего не беспокоит.








Небольшое дополнение для моих коллег по ЭОТ:


Образы, проявлявшиеся за симптомами в шейке матки часто были связаны с тенденцией спрятать что-то грязное. Вместе с симптомом проявлялись грязь, нечистоты, «мерзость какая-то» (гниль, темное желе, вонючая жижа), и образ симптома старался это впитать, засосать, стереть (образы губки, тряпки, мочалки).

То есть в образах мы ясно могли видеть тенденцию очиститься от грязи.

И здесь проявляется интересная такая, двойная по смыслу, «грязь».

С одной стороны, это попытка вытеснить из внутреннего мира опыт столкновения с физической или эмоциональной грязью в партнерских отношениях.

С другой стороны, это интроектированная модель вытеснения себя из родительской семьи.

В реальном мире женщина сверх слепа и терпелива к «грязи» в партнерских отношениях в той или иной форме (заразил, отверг, ударил, обозвал), чтобы получить чувство принадлежности партнеру, а через него любовь, признание, чувство нужности, фрустрированные в детском опыте: «чтобы принадлежать такая как я должна терпеть эту грязь, иначе я сама буду вытеснена (выброшена, смыта…)».

Это вытеснение всегда можно было обнаружить в воспоминаниях незадолго до появления первых симптомов. И дальше провести мостик к опыту вытеснения уже самой девочки в родительской семье.

Просмотров: 309

Клинический психолог

Психосоматолог

Консультант по Биологике

Исцеление воспоминанием

Эмоционально-образная терапия

© 2016 Мария Ракитина