Поиск
  • Мария Ракитина

Живая практика. Про протоковый рак молочной железы и внутрипротоковые кисты


Что такое протоки молочной железы, их биологическая функция






Для наглядности снова привожу схему. На ней видны и сами доли железы и протоки.








Диагноз «рак молочной железы» может быть поставлен как при изменениях самой железистой ткани (дольковый рак), так и при изменении тканей протоков (протоковый рак).


Молочная железа (дольки) отвечает за выработку молока и реагирует на биологический конфликт защиты: я хочу защитить (откормить, усилить) ребёнка, гнездо, партнера (или того, что с ними ассоциируется, например, мама).

А молочные протоки отвечают за доставку этого молока до соска, состоят из эпителия и, как все ткани эктодермального происхождения, реагируют на биологический конфликт контакта, разделения, в данном случае на нарушение коммуникации, невозможность проявить любовь и заботу так, как хотелось бы.


Протоковый рак встречается гораздо чаще (в 80% случаев), диагностируется за редким исключением в постконфликтной фазе (до этого не заметен).

Дальше речь пойдет о нем.


Биологика изменений в протоках молочной железы


С точки зрения Биологики (одно из современных психосоматических направлений), чтобы возникли самопроизвольные изменения в тканях тела, человек должен пережить соответствующий биологический конфликт (особый сверхдраматичный, нерешаемый, неотреагированный внутренний конфликт). У каждого симптома в теле есть биологический смысл, симптом возникает не просто так, он направлен на решение внутреннего конфликта силами биологии, так как психика решения не нашла. Этот биологический конфликт связан с биологической функцией органа, иначе этот орган не включился бы в поиск решения. Биологическая функция протоков молочной железы, как я уже сказала – доставить молоко (= заботу, любовь) до соска.


Соответственно, если у женщины возникли изменения в протоках молочной железы, с точки зрения Биологики, мы предполагаем, что она пережила биологический конфликт невозможности донести свою любовь и заботу до адресата:


«Я хочу быть с кем-то в хороших отношениях, но не получается»


«Я не могу выразить свою любовь и проявить заботу и это страшно для меня»


«Я не могу дать любви вытечь полностью, он или она не дает себя любить»


«Я боюсь, что мой ребенок исчезнет из моей жизни»


«Я хочу сохранить хорошие отношения с супругом, но он себя ведет так, что я опасаюсь за это»


«Он оторван от моей груди»”


«Я не могу наладить коммуникацию»


«Мне не хватает теплой связи»


Такой конфликт возможен, например, когда мать отделена от своего ребенка физически или эмоционально, когда она не может донести до него важные вещи, успокоить, урезонить, проявить заботу, которую он отвергает или по какой-то причине не может принять. То же самое по отношению к партнеру, когда из-за нарушений коммуникации в семье, «рушится гнездо», партнер не хочет слышать, уходит, предъявляет повышенные требования и пр.


В активной фазе этого биологического конфликта тонкие протоки, покрытые плоским эпителием, по сути, становятся шире (истончаются), поскольку утончаются стенки протоков. Биологический смысл изменений – помочь «матери донести молоко» = излить свою любовь и заботу. Мозг активирует программу расширения молочных протоков: больший просвет даст больше возможности для снабжения молоком (заботой, любовью, советами, коммуникацией…) того, кто в этом срочно нуждается по мнению матери (ребенок, муж, мама, отец, дом, бизнес). В активной фазе, с точки зрения Биологики, человек не замечает симптомов. Только если конфликт длиться слишком долго и грудь уменьшается сама по себе по сравнению со второй. Но это очень редкая история.


В постконфликтной фазе (когда женщина успокаивается по поводу той ситуации) состояние отверстий восстанавливается на фоне воспаления и отека, и именно тогда может быть диагностирован внутрипротоковый рак.

Если внутренний конфликт в корне не решается, как это часто бывает, может наступить зависшее восстановление и развитие симптоматики при чередовании фаз, так как человек периодически будет возвращаться к своим переживаниям.



Случай из практики


Опишу содержание и проработку внутреннего конфликта при диагностированном внутрипротоковом раке молочной железы.


Елена, 40 лет, протоковый рак, 3 степень, in situ (не инвазивный, но с множественными очагами). На консультацию обратилась, чтобы решить психологическую причину в основе симптома, предотвратить дальнейшее развитие симптоматики и повторение диагноза, а также легче восстановиться после операционного вмешательства.

Лена проходила через операционное вмешательство и курс лучевой терапии.


Сделаю небольшое отступление:

Меня периодически спрашивают: А можно проходить медицинское лечение параллельно с психологической консультацией? Не помешает ли это процессу? Нужно выбирать что-то одно?

Скажу исключительно свое мнение, никому его не навязывая:

Я никогда не протестую против медицинского решения проблемы. Одно другое (медицина – психология) никогда не отрицало и не отрицает. Если это происходит, то исключительно субъективно. У психологии – своя роль, у медицины своя. Психология разбирается с тем, что создало внутренний конфликт, на который среагировало тело изменением функций или тканей. Медицина помогает убрать последствия этой реакции.

Когда эти две вещи грамотно дополняют друг друга, я могу этому только радоваться – восстановление происходит быстрее и легче.

Я всецело за объединение усилий.

Во-первых, я не специалист в медицинской области и не могу давать рекомендации в области физической помощи телу.

Во-вторых, в состоянии тяжелого диагноза мы больше всего нуждаемся в поддержке, и медицина дает эту поддержку, в частности, своими вмешательствами. Для многих людей нет ничего более успокоительного, чем разговор с доктором, который знает, что с вами, и знает, что делать. Это, порой, дает сильнейший терапевтический эффект само по себе. Могу навскидку описать с десяток случаев снижения проявлений симптоматики после такого успокоения.

В-третьих, мы живем в 21 веке и можем пользоваться всеми достижениями современного мира, просто слепо этого делать не надо, мы же не экспериментальные образцы на испытании, надо четко и ясно получить разъяснения, что и для чего с вами будут делать, какие результаты ожидают, что может быть.



В случае Лены после операции и в процессе лучевой терапии полного успокоения не происходило даже после ясного понимания конфликта в основе и предпринятых шагов к его разрешению, страх последствий и повторного появления симптомов все равно оставался и даже усиливался. Поэтому потребовались встречи не только для того, чтобы понять возможную психогенную причину появления симптомов, проработать ее, но и для того, чтобы увидеть причину страха смерти и проработать его. И это принесло результаты.


1. Понимание конфликта и его разрешение


Понимание психологической причины, лежащей в основе симптома, позволяет как снять соответствующее напряжение с измененного органа, что ведет к его восстановлению, так и успокоить человека за счет понимания причинно-следственных связей.


Психологическая работа с Леной выявила, что в основе симптома были сильные переживания Лены в отношении ее дочери-подростка, которая стала отделяться от Лены в силу возраста, возникали разногласия и Лена не могла донести до дочери ее страхи и заботу, дочь это не принимала. В истории Лены был выкидыш - мальчик, чувства по поводу которого остались неотреагированными, тема в нейронных сетях не была закрыта и умерший ребенок спроецировался на живого:


«я не могу проявить свою любовь и заботу о тебе» (в отношении умершего ребенка)


«я теперь боюсь за тебя» (гиперопека в отношении живого).


Образ симптома отразил это в двух вариантах на разных стадиях разбора психологической причины.

Один раз симптом проявил себя как морской ёж, который просил:

«пожалуйста, отпусти меня, мне не нужно быть в твоей груди» (тогда возникли первые ассоциации сначала с дочерью, а потом понимание, что ее образ перекрыт частично образом умершего в утробе ребенка).

Второй раз – в виде вязкой тянущей ваты в груди, что уже привело к осознанию излишней гиперопеки дочери.


Лена осознала, что эти вытесненные переживания привели к тому, что в момент, когда ее живущая дочь в силу возраста стала активно отделяться от мамы, мозг дал команду увеличить (расширить) ее протоки, чтобы «донести любовь и заботу матери» до ребёнка.


Эти осознания уже сделали свое дело. Понимание психологической причины болезни, резко снизило уровень напряжения по поводу нее.


Далее психологическое решение лежало, конечно же, в области признания своего горя в отношении умершего ребенка. Лене пришлось осознать все чувства по этому поводу, отреагировать их, выразить ребенку любовь матери, забрать из образа ребёнка свои ожидания и разрешить себе отпустить умершего ребенка и любить живого спокойной любовью, не обремененной трагедией из прошлого.


2. Работа со страхом смерти


Работа с причиной симптома сильно поддержала Лену перед операцией и сразу после нее. Но потом, к окончанию курса лучевой терапии, Лена заметила, что страх стал давать о себе знать и даже усиливаться, появилось висящее чувство опасности и ощущение «вдруг не достаточно и я все же умру» и Лена снова пришла ко мне.

В основе страха в работе проявилась уже семейная травма (частая история при серьезных диагнозах), в которую Лена была втянута, еще когда была ребенком. Лене потребовалось найти решение для этой травмы в себе и выйти из нее.


Образ страха (черная лужица) привел Лену к воспоминаниям своей беспомощности, она рассказала, что никогда не могла разорвать даже гнетущие её, тяжелые отношения из-за «дикого страха одиночества». Образ ее «части, которая не могла разорвать отношения» оказалась 5-ти летней девочкой, которая жила с бабушкой и чувствовала к ней огромную жалость из-за душевных страданий в отношениях с мужем (дедом Лены). У него было психическое расстройство, но бабушка не разрывала отношения. Очевидно было, что Лена частично интроектировала внутрь страдающую бабушкину часть, ее «дикое чувство беспомощности и одиночества, необходимость за кого-то держаться», и с посыла мамы взяла ответственность за бабушкино благополучие, как это могут делать только дели. Лена жила с бабушкой, так как бабушка говорила маме, что «если не отдашь мне ребёнка, я наложу на себя руки». Вот на этом механизме страха за кого-то, жалости к кому-то происходит передача ответственности за счастье и жизнь взрослого и отдача туда своих жизненных ресурсов. В частности, Лена взяла на себя всю грязь отношений с дедом-психопатом, что в душе осталось грузом «я не могу сопротивляться надвигающейся угрозе».


Ключевыми решениями в этом процессе было:


- Вернуть деду всю грязь, которую Лена чувствовала в отношениях с ним, выпустить ее из тела:

«я больше не принимаю твою тьму и не буду носить в себе, это твое, я выпускаю из своего тела, только я решаю, что в него входит, а что нет»


- Вернуть бабушке ответственности за ее жизнь и счастье:

«бабушка, я возвращаю тебе ответственность за твою жизнь полностью, я не буду больше заботиться о твоей беспомощной части, у тебя есть свои ресурсы и сила, как у всех, и ты можешь сама позаботься о ней, исцелить ее травмы, дать ей любовь и сделать счастливой. А я наконец начну использовать свои ресурсы и силу на свою жизнь, свое здоровье, свое восстановление».


После этой работы образ страха сам трансформировался в образ жизненной энергии – веселого, живого ребенка:


- Лена, и давай теперь снова посмотрим на твой страх, ту «черную лужицу».


- Ой, а ее нет, там солнечный зайчик, Маш, он скачет, радуется.


- Ух ты! Круто! Спроси его, что он хочет.


- Он хочет ко мне.


- А ты хочешь этого?


- Да, конечно.


Лена просияла. Было видно, как ее тело реагирует на этот процесс.

Опыт беспомощности и зависимости в детстве не давал Лене активировать свои защитные и восстановительные ресурсы. А «солнечный зайчик» дал!


Это был эмоциональный прорыв - к светлому, позитивному состоянию - оно резко изменилось, появилась уверенность в том, что все хорошо, что болезнь в прошлом, что больше никаких воздействий (ни медицинских, ни психологических) не требуется.



Врач при обследовании подтвердил, что все в порядке, теперь надо просто подождать и сделать финальное исследование (обычная практика). Оно позже подтвердило полное восстановление.











Внутрипротоковая киста молочной железы


Протоковая киста – одно из проявлений вышеописанного конфликта. Степень конфликта не столь существенная, но к биологическому конфликту проявления заботы и любви добавляется еще один – так называемый, биологический конфликт существования: «я лишен поддержки, остался один на один с этой проблемой, боюсь, что не справлюсь».


На постконфликтной фазе протоки начинают восстанавливаться, как я уже писала, на фоне отека и воспаления. Если отек большой, протоки могут перекрыться, и жидкость начнет накапливаться, застревать в протоках, возникает застой жидкости. Найти поддержку, понимание в этом вопросе, обсудить, проговорить, найти решение – все это определенно способно снизить симптоматику. Именно это часто дает медицинская и фармакологическая помочь, о чем я писала вначале.


Полость с жидкостью в теле традиционно диагностируется как киста. В данном случае - внутрипротоковая киста молочной железы. После осознания и разрешения биологического конфликта накопление жидкости постепенно исчезает, отек спадает, жидкость выводится. Быстро восстанавливается, как правило. И практика подтверждает быстрое восстановление.


Приведу выдержки моей переписки с женщиной, разрешившей конфликт и полностью расставшейся со своими кистами только благодаря паре строк в Facebook:


- Машенька, здравствуйте! В левой груди появилась еще одна киста - 4 мм. Я вообще поправилась, и грудь увеличилась. Тяжело, неудобно, как-то тревожно.

Как защищаться?


- Вы правша?


- Да.


- Такие изменения возможны, в частности, потому, что какое-то время назад был кто-то, о ком вы заботились (мама, дети, внуки, ученик, питомец), о ком Вы тревожились, боялись, но не могли проявить или донести заботу или любовь.

О чем речь, есть мысли?


- Да, моя аспирантка. Потом она устроила скандал, и я с ней рассталась.


- А почему реакция такая сильная, что аж биологический конфликт невозможности проявить заботу? Она взрослая женщина, идёт своим путём. Что за чувства? Почему? Точно не было никого другого, за кого было действительно очень страшно или от жалости все сжималось?


- Было. Студента вытаскивала из тюрьмы. Вытащила. Потом он сделал мне большую гадость. Его выгнали из университета, но не из-за меня. Жалко было себя. Почему мне всегда так отвечают на добро?

(активный спасатель, втянутый в чужие судьбы – частый повод для такого биологического конфликта, в примере Лены это тоже видно. – прим. автора)


- А где было больше ассоциаций с ребёнком - с аспиранткой или с этим студентом?


- С этим студентом. Он был в нашей семье как ребёнок. Помогали ему, как могли. Потом просто обнаглел… (нарушение коммуникации и возможности донести заботу – прим.автора)


- Ваша киста – это конфликт заботы или разделения с тем, кто воспринимался как ребёнок, был взят под крыло. Фаза восстановления. Жидкость и киста - из-за беспокойства, конфликт существования, нет ощущения поддержки.


- Огромное спасибо!


На следующий день:


- Машенька, огромное спасибо! Немного поработала с собой ночью. Всю ночь "горели" кисти рук и было в них ощущение холода (сверху). Ощущение тяжести в груди как будто стало меньше. Буду работать и дальше.


Через неделю:


- Машенька, здравствуйте! Чуть выше Вам писала о кистах в груди (левой: 4мм, 5 мм и 3,3мм). После Вашего объяснения несколько раз поработала с телом. Сегодня УЗИ: кист нет! СПАСИБО!!!!!


- Ого!!!! Ничего себе!!!! Вы крутая! Такой контакт с внутренним миром! Браво!


- А до этого меня маммолог-онколог, когда его спрашивала о психосоматике, так меня уничтожал словами... Это больную (!!!!) - что сегодня после УЗИ (мы проходили комиссию) - я просто была в шоке. СПАСИБО ВАМ!














Еще через 3 недели:


- Машенька, здравствуйте! К нашему предыдущему разговору. Заставили сделать маммографию. Кист в груди вообще нет!

Спасибо!!!!!!




Это далеко не единственный случай быстрого восстановления внутрипротоковых кист, если они не обременены рецидивами биологического конфликта.



Инвазивность


Мне довольно часто задают вопросы по поводу инвазивности рака: что это, как понимать?


Разъясню, вдруг кому-то пригодится и тоже даст какую-то подсказку. Для этого приведу выдержку из еще одной своей переписки. И про кисты в груди там хорошая дополнительная иллюстрация.


- Подскажите пожалуйста, рак правой молочной железы, 2 стадия: инвазивный рак, NST, гармонозависимый. Какой это может быть конфликт, где и что искать?


- Здравствуйте!

Инвазивность – это способность вторгаться.

Инвазивный рак – это опухоль, прорастающая за пределы протока или дольки. Соответственно, он может быть как протоковым, так и дольковым. Но, во-первых, в 80% случаев имеет место протоковый инвазивный рак. Во-вторых, NST = No Special Type – насколько я слышала, имеет место именно при протоковом раке – при биопсии не находят каких-либо специфических особенностей раковых клеток.

Если это протоковый рак, речь идет о биологическом конфликте контакта, о невозможности выражать любовь, о невозможности проявить желаемую любовь и заботу к кому-то. Если женщина – правша, речь о партнере, о равном ком-то, иногда об отце. Если левша – речь о ребенке, которого по какой-то причине сложно любить. Вижу, что лимфатические узлы не задеты – здорово! Нет конфликта самообесценивания этой области – молодец! Ключевой вопрос: где приходилось или приходится заблокировать течение любви, тепла, заботы? Если это все же дольковый рак, тогда это конфликт сильного беспокойства за жизнь кого-то или за саму грудь. Но сомневаюсь. У врача можно уточнить – это протоковый или дольковый инвазивный рак. Будет яснее.


- Огромное спасибо!!!! Очень понятно всё пояснили!!! Попробую связаться с доктором и выяснить! Еще при обследовании в груди обнаружили кисту, но через 4 месяца делала УЗИ- уже чисто в левой! Кисты нет! Было тогда беспокойство сильное... за ребенка! Как будто отрывала его от себя болезненно. А теперь и по правой груди стало ясно – был конфликт невозможности контакта... Мария! Спасибо огромное!


- На здоровье! Киста - это отек и жидкость на фазе восстановления. Быстро уходит. - Доктор сказал: инвазивный протоковый рак.


- Ну вот, здорово, теперь все выяснили, и картинка у вас есть. Кого-то было невозможно любить и заботиться так, как хотелось.


Альтернатива инвазивному протоковому раку - рак in situ


Понятие «in situ» означает «на месте» – то, что патологический процесс ограничен конкретной тканью или ее структурным элементом. В случае протокового рака — эпителием. Карциному in situ считают интраэпителиальным раком, когда явления атипии происходят только в эпителиальном пласте, то есть не происходит инвазии (врастания) в подлежащую ткань.



Буду рада, если этот материал окажется для кого-то полезным!

Будьте здоровы!

Мы на связи!

Просмотров: 477Комментариев: 2

Клинический психолог

Психосоматолог

Консультант по Биологике

Исцеление воспоминанием

Эмоционально-образная терапия

© 2016 Мария Ракитина